Как сообщил "Gazeta Wyborcza" чиновник, принимавший участие в польско-российских организационных переговорах перед торжественными мероприятиями, россияне предостерегали, что не могут дать полных гарантий безопасности для тяжелых машин, которые будут совершать посадку на аэродроме "Северный" в Смоленске, оборудованном примитивной системой наведения самолетов на взлетно-посадочную полосу.

Они предлагали международный аэропорт в Брянске, который находится в 250 километрах от Катыни.

Однако, как утверждает наш собеседник, заместитель министра иностранных дел Анджей Кремер (Andrzej Kremer), который  вел эти переговоры, и генеральный секретарь Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевозник (Andrzej Przewoźnik) обвиняли хозяев мероприятий в том, что они хотят лишь затруднить полякам доступ в Катынь, и убедили россиян разрешить посадку в Смоленске.

Эту информацию независимо друг от друга подтвердили нам два представителя польской стороны. Один из них даже сказал: "Мы напрасно вынудили россиян дать разрешение на прием самолета в Смоленске".

− Аэропорт в Брянске имеет намного лучшую систему наведения самолетов на посадку. В смоленском "Северном" есть только радиомаяки, которые не позволяют пилоту точно определить курс. А в Брянске есть система посадки СП-80М, она, как это пишут в газетах, "автоматически" наводит самолет на полосу, то есть сообщает пилоту о малейших отклонениях от курса и глиссады, иными словами, верного коридора снижения, − сказал "Gazeta Wyborcza" один из лучших российских летчиков-испытателей и специалист по расследованию авиакатастроф. − Я уже раньше говорил читателям вашей газеты, что пилоты президентского ТУ-154 в принципе всегда садились на аэродромах оборудованных таким образом. По моему мнению, в Брянске они бы сели без проблем даже при практически нулевой видимости, − добавил эксперт.
 
В предыдущие годы россияне разрешали самолетам польских лидеров садиться в "Северном". Один раз, как недавно описывала Иоланта Квасьневска (Jolanta Kwaśniewska), там едва не потерпел аварию самолет ее мужа, с трудом затормозивший у самого конца взлетно-посадочной полосы.

Однако и потом самолеты, перевозящие польских VIP-ов, получали разрешение на посадку в Смоленске. Почему же в этот раз россияне не хотели этого разрешать?
 
− После того, как осенью прошлого года "Северный" стал военно-гражданским аэродромом, не забрала ли армия оттуда, например, какое-нибудь оборудование? − спросили мы главного энергетика смоленского аэродрома Александра Корончина.

− Этого я не знаю. Но я думаю, что этот вопрос интересует работающую при Межгосударственном авиационном комитете комиссию по расследованию причин катастрофы самолета польского президента. Для того чтобы дать ответ на этот вопрос, придется подождать обнародования результатов ее работы, − ответил Корончин.

Пресс-секретарь МИД Петр Пашковский (Piotr Paszkowski) сказал нашей газете, что когда он разговаривал с покойным министром Кремером (Andrzej Kremer) о полете делегации в Смоленск, тема смены аэропорта не звучала. Он напоминает: "Польские самолеты садились там и раньше, так что вопрос казался очевидным".

Он также добавил, что "сомневается" чтобы требование о смене аэропорта было зафиксировано в каких-либо документах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.