Худшего скандала по поводу последних выборов в СМИ не было. В Independent началась рекламная кампания под лозунгом «Кто победит — решает не Руперт Мёрдок, а ты!». Но после этого сын Мёрдока Джеймс вместе с генеральным директором News International Ребекой Брукс (Rebekah Brooks) ворвались в офис издания в Кенсингтоне и начали ругать главного редактора Саймона Келнера (Simon Kelner).

«Ты что за игру затеял?» — крикнул тогда, как утверждается, Мёрдок-младший (употребив слово fucking — прим. перев.).

Новый владелец Independent Александр Лебедев постарался прикрыть случившееся завесой скромности.

«Какие-то слова определённо прозвучали, но я не буду говорить, какие», — прокомментировал он. Предположения о вражде с Мёрдоком он отметает с пренебрежением и рассказывает, как встретился с Элизабет Мёрдок в среду на вечеринке, устроенной в честь десятилетия основания Tate Modern: — «Она посмеялась и спросила, что я думаю об этой истории. Ну, мы с ней вместе хорошо посмеялись».

Когда Лебедев давал своё первое интервью с тех пор, как купил Independent за один фунт стерлингов у группы Independent News & Media (INM), у него было очень хорошее настроение, хотя он улетал в Москву из Лондона в четыре часа ночи. Теперь Лебедев стал владельцем трёх печатных изданий в Британии — в апреле он впридачу к London Evening Standard приобрёл Independent и Independent on Sunday. Он утверждает, что придерживается принципа невмешательства, позволяя редакторам всё решать самим.

«Я никогда не вмешиваюсь», — говорит он.

На Даунинг-стрит


Газеты Мёрдока выступили в поддержку тори. Standard тоже поддержал тори, а новый Independent призвал читателей голосовать за либерал-демократов, чтобы добиться реформы выборов. Похоже, что выборы и появившуюся в результате странную коалицию Лебедев назвал тем, что надо. У него даже нашлась в запасе пара ласковых слов для Гордона Брауна, у которого он спрашивал разрешения купить Independent:

«Мне нравится Гордон Браун. Видите, какой он уставший! Он очень напрягался на работе. В России вот политики только молодеют».

Лебедев сказал Брауну, что хочет купить Independent для того, чтобы залить светом тёмные углы и сразиться с международной коррупцией. Магнат признал, что имели место «некоторые дискуссии о прошлом [связанном с КГБ]», но никаких возражений высказано не было. В прошлом году Лебедев встречался в палате общин с Дэвидом Кэмероном («Уверен, что Кэмерон хорошо справится», — сказал он), а с Ником Клеггом — пока нет.

Проведя в Лондоне три дня, Лебедев сказал, что глубоко впечатлён системой демократии в Великобритании.

«Не будет преувеличением, если я назову её эталонной», — провозгласил он, сопоставляя сложную систему участия общественности в работе органов власти и бешеное внимание, которое уделяют процессу СМИ, с вселяющим печаль отсутствием выбора на выборах в России. — «Конкуренция очень сильная. И СМИ играют громадную роль в процессе проверки всех, кто пытается пробиться в верха».

Переговоры с INM о продаже Independent длились несколько месяцев и окончились в апреле уходом прежнего редактора Роджера Олтона (Rodger Alton). На смену ему Лебедев назначил Саймона Келнера, управляющего директора и главного редактора двух изданий, принадлежащих бренду. Некоторым его выбор показался странным, ранее поговаривали, что место достанется Рону Лидлу (Ron Liddle) или Грегу Дайку (Greg Dyke), но обсуждать эти слухи Лебедев отказался. О Келнере же он сказал следующее:

«Я считаю, что Саймон — выдающаяся личность. Он — большой человек в журналистике. Я о нём очень высокого мнения».

Но разве не любящий Интернета Келнер подходит на роль спасителя угодившего в беду Independent?

«Прошу считать меня только одним из основателей. В проблемах Интернет-медиа я разбираюсь плохо».

Первая встреча Лебедева с сотрудниками обоих изданий пройдёт в мае в лондонском штабе. Решение перевести Evening Standard на бесплатную основу обошлось очень дорого — Лебедев уже потратил на ежедневное издание более тридцати миллионов фунтов, хотя ожидалось, что этой суммы хватит не на полтора года, а на три.

«Мы всё потратили, потому что отказались от доходов от продаж», — признался он.

Сколько именно денег планируется выделить на оба убыточных издания Independent, Лебедев не признаётся.

«У нас есть бизнес-план. Есть финансовая схема. Надеюсь, с точки зрения финансовой отдачи мы сделаем не хуже, а лучше. Но я рассматриваю вариант с альянсами».

А что планируется делать с Independent? На это Лебедев отвечает, что «на данный момент» планов по превращению Independent в бесплатную газету нет. К этому он добавляет, что не хотел бы причинить ущерб другим британским газетам, а также отказываться от доходов от продаж номеров, но в будущем не исключает превращения Independent в бесплатное издание.

«Никогда не говори никогда. Мир меняется, а вопросов больше, чем ответов», — комментирует он, добавляя к этим словам, что хотел бы пообщаться с сотрудниками Independent, прежде чем сообщать дополнительные подробности.

В своём московском кабинете, украшенном десятками картин современных художников, Лебедев подчёркивает, что не считает склоняющийся влево Independent и Guardian смертельными врагами. Он не планирует больше покупать британские газеты («У меня есть собственные ограничения», — заметил он). Но наглости заговорить о возможном слиянии Guardian с Independent ему хватило — если вдруг у фонда, спонсирующего Guardian и Observer, кончатся деньги.

«Я большой поклонник газеты Guardian. Кто знает, может быть, мы когда-нибудь сольёмся с ней. Ведь мир меняется очень быстро».

Последней блестящей идеей Лебедева было основание международного агентства, в котором журналисты ведущих изданий мира работали бы вместе над различными расследованиями. В компетенции агентства находились бы такие вопросы, как коррупция на глобальном уровне, нефтяная промышленность и злоупотребления оффшорных трестов, а результаты расследований предлагается передавать в «большую восьмёрку». Можно было бы даже (размечтался Лебедев) выдавать собственную премию за свободу слова имени, например, Горбачёва или Тэтчер.

Подобная «глобальная сеть» журналистских расследований могла бы включать немецкий журнал Spiegel, газеты New York Times и Guardian, а также британские и российские издания, принадлежащие Лебедеву, в том числе «Новая газета», где вела свою борьбу покойная Анна Политковская. Лебедев, чей блог озаглавлен «капиталист-идеалист», говорит, что в долгосрочном периоде хотел бы создать «новое всемирное общество по поддержке и укреплению демократических ценностей». Он даже делится своими журналистскими амбициями:

«Главное, если вы журналист, — а я надеюсь когда-нибудь стать журналистом — это сомневаться во всём».

Лебедев в последнее время выглядит более усталым, чем обычно. У него на родине есть немало поводов для беспокойства. Он увяз в судебных разбирательствах со своими немецкими партнёрами по обанкротившейся авиакомпании Blue Wings. Принадлежащая ему нефтяная компания Timan Oil & Gas, акции которой представлены на лондонской бирже, возможно, будет ликвидирована; утверждается, что российский управляющий лишил её всех активов. По словам Лебедева, на Blue Wings он потерял 290 миллионов евро, а на обречённой нефтяной фирме — 20 миллионов долларов.

Подобные трудности вызывают сомнения в надёжности финансового положения Лебедева, но любые предположения о безденежье он отметает. Главным препятствием, впрочем, остаётся российское государство. Кремль неоднократно блокировал попытки Лебедева начать карьеру политика — в прошлом году, например, была саботирована его попытка избраться на пост мэра Сочи. Лебедев старательно избегает критики в адрес Владимира Путина и Дмитрия Медведева — «близнецов-братьев», правящих Россией. Но похоже, что отсутствие реформ в России ему уже надоело, и по его собственным словам, Россия теперь отстаёт от остального мира на «пятьдесят-шестьдесят лет»..

Великий интегратор

Но без российских компаний Лебедеву не на что было бы покупать британские газеты. Переезжать в Великобританию он, по его собственным словам, не планирует. Его сын Евгений — известный светский лев — проживает в Лондоне и возглавляет Independent Print Limited — компанию, основанную Лебедевым для публикации его новых изданий. Как поживает Евгений?

«Ему нравится его работа. Он учится. Он слушает. Он — великий интегратор. Он сводит людей вместе», — отвечает Лебедев.

На прошлой неделе Евгений впервые попробовал себя в роли журналиста, опубликовав в Spectator статью о современном искусстве. Ранее, давая интервью Guardian, Лебедев говорил, что его сын — «очень хороший парень», но «писать не умеет». Теперь, видимо, научился.

«Мне понравилась статья в Spectator. Вы её видели? Она появилась накануне его [тридцатого] дня рождения. Наверное, сам себе подарок сделал», — с энтузиазмом комментирует Лебедев.

Проведя с Лебедевым два часа, я покинул его с сильным чувством, что он с огромным удовольствием перестал бы драться с российскими бюрократами и посвятил себя занятиям журналистикой.

«[В России] нет места политической жизни. Я бы с удовольствием занялся газетами, мне это очень нравится. Там я могу что-то изменить», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.