Дэн Маккарти (Dan McCarthy) указывает нам на критику Уиткрофта в адрес Кэмерона. Уиткрофт вспоминает особенно тревожный эпизод:

Совершенно очевидное отсутствие у Кэмерона здравого рассудка вызывает тревогу. Только на позапрошлой неделе он летал в Белфаст, чтобы договориться с ольстерскими юнионистами. Бредовая миссия. Что еще хуже, так это самый худший момент за весь период его руководства партией, имевший место летом позапрошлого года, когда Кэмерон во время конфликта между Грузией и Россией  прилетел в Тифлис и заявил, что Грузию надо немедленно принять в НАТО. Не говоря уже о том, что Грузия была неправа (об этом тогда догадывались многие из нас, и независимые обозреватели позже подтвердили сей факт), слова Кэмерона, если он говорил всерьез, означали, что он готов послать Колдстримский гвардейский полк сражаться и погибать за Южную Осетию. Он что, действительно хотел так поступить?

Легкий ответ заключается в том, что он не собирался так поступать, а просто пытался в момент международного кризиса достучаться до "правых" Брауна. Это пример дешевой и безответственной пропаганды войны, которой могут заниматься все оппозиционные, и на деле занимается большинство  правоцентристских оппозиционных партий. Призыв принять Грузию в члены НАТО в момент, когда ее членство в альянсе было политически невозможно и являлось безумием, это глупость, и в то же время, вполне безопасная неуместность. Шансы Грузии на вступление в НАТО улетучились в августе 2008 года, и возродить их не удастся никогда. А это значит, что Кэмерон просто нес нелепицу, а его поведение было, по сути дела, бессмысленной позой. Именно так многочисленные антироссийские "ястребы" на Западе отреагировали на войну в Грузии. Потерпев фиаско в своих попытках заманить НАТО в силки войны с Россией из-за спорных территорий на Кавказе путем срочного принятия в ряды альянса Грузии, эти "ястребы" начали жаловаться, что отказ от незамедлительного принятия Тбилиси "придал смелости" России. Однако на самом деле, обещание, данное в начале того года в Бухаресте о включении Грузии в состав НАТО, стало тем фактором, который "придал смелости" Саакашвили, пошедшему на эскалацию конфликта и спровоцировавшему ответ России.

Это важное напоминание о том, что внешнеполитические взгляды консервативных "переднескамеечников" (и большинства "заднескамеечников") в парламенте в последнее десятилетие в целом поистине кошмарны, когда речь идет о войнах за границей и о расширении НАТО. Один из величайших провалов консервативной оппозиции Блэру и Брауну – это нежелание и неспособность консерваторов встать плечом к плечу с общественностью, выступающей против безрассудного военного авантюризма новых лейбористов. Они были просто счастливы, когда вторили от имени Британии глупым аргументам республиканцев. И именно по этой причине они несколько лишних лет были лишены власти. За время пребывания Кэмерона у власти дискуссии  по поводу перспектив британской внешней политики ведутся в основном на тему характера и степени его атлантизма, а также о том, что может означать приход Кэмерона для отношений Британии с США и Европой. И пока Кэмерон в данных вопросах проводит едва ли не лучшую линию, какой можно ожидать от нового премьера с учетом давления на него со стороны его партии. Но совершенно очевидно, что это не дает ни ему, ни его коллегам индульгенцию от ужасных решений, принимавшихся в прошлом.

Хорошая новость заключается в том, что находясь у власти, Кэмерон в будущем видимо станет поступать менее безрассудно. Байден, как и Кэмерон, тоже летал в Тбилиси во время войны, причем он ездил туда в более важном качестве председателя комитета по иностранным делам. А Обама после краткого периода молчаливого здравомыслия начал произносить все эти вполне предсказуемые фразы о российской агрессии. Но в действительности администрация  Обамы довольно прохладно относится к Саакашвили и действует в основном конструктивно во взаимоотношениях с Россией. Альтернативой Обаме/Байдену стал воистину безумный Джон-Мы-Все-Теперь-Грузины Маккейн. А лейбористская альтернатива Кэмерону ничего хорошего найти не смогла. Поэтому всякий раз, когда меня обескураживают недостатки американской администрации или проколы консерваторов в Британии, я напоминаю себе о том, что все могло быть гораздо хуже.

Есть основания полагать, что у Кэмерона достаточно дел и дома, и в Афганистане, и что у него не будет ни времени, ни желания ввязываться в драку с Россией по вопросу расширения НАТО, который в последние два года немного утратил свое практическое значение. Мало что можно сказать в защиту внешнеполитической деятельности Кэмерона в целом, за исключением того, что она практически ничем не хуже, чем деятельность Обамы и Байдена по Грузии и по другим вопросам. Пожалуй, большего и не следовало ждать от Консервативной партии, чье руководство вот уже более десяти лет находится в плену американских и "проамериканских" гегемонистских и неоконсервативных идей. Бесспорно, Кэмерон продемонстрировал полное неумение правильно разобраться в грузинском вопросе, но в этом он практически ничем не отличается от большинства консерваторов и республиканцев с их реакцией на войну. Ход событий сделал неуместным и устарелым единодушное мнение в рядах основных партий Британии и Америки в пользу расширения НАТО за счет принятия в ее ряды Грузии и Украины – мнение, которого придерживался и Обама. Есть основания полагать, что прагматизм Кэмерона позволит ему признать это и соответствующим образом скорректировать свои действия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.