Сегодня в Греции празднуют день победы. Не над фашизмом, над ЕС. Во вторник в Афины отправились первые двадцать миллиардов евро из огромного, 110-миллиардного пакета финансовой помощи.

Всё дело в том, что в среду истёк срок очередных выплат по государственным облигациям, и без этих денег Греции осталось бы только объявить банкротство. Но этого не случится. По крайней мере, в мае. ЕС вновь заплатил дань Греции и собственной беспомощности.

Сказать, что Греция спасена, пусть даже на время, я никак не решусь. Это было бы очень по-еэсовски. Диагностировать рак и вместо срочной операции нашприцевать пациента болеутоляющим – вот что значит методика, применяемая к Греции в последние годы.

Этой весной, когда метастазы греческой экономики видны уже и невооружённым глазом, поведение главных кредиторов Афин начинает напоминать линию европейских лидеров в конце тридцатых годов минувшего века: они готовы были бросать Гитлеру в пасть Европу по кусочкам, лишь бы только он оставил их в покое.

Кстати сказать, наши читатели разобрались в этом узле противоречий лучше и быстрее многих учёных экспертов. Огромный поток откликов на публикацию в прошлом номере «РГ/РБ» «Пытка Грецией» – тому отличное подтверждение. Хочу поблагодарить всех, кто откликнулся, в том числе и на множестве форумов в ряде стран, где эта статья была перепечатана. Люди сердцем чувствуют лучше, чем финансисты тренированным умом: банкротство Греции неотвратимо. И для множества наших читателей эта история отнюдь не отвлечённая увлекательная тема. Многим понятно, что речь идёт не о маленькой хитрованистой южной стране, а о судьбе евро, ЕС и всех нас, жителей Евросоюза и его соседей.

Греция создаёт чуть больше двух процентов общего валового продукта ЕС. Без обоих этих процентов ЕС прожил бы влёгкую и, возможно, даже не заметил бы их отсутствия. Так и было сотни лет. Американские учёные из Гарвардского университета, где учились два поколения греческих премьеров, провели занятное исследование: они проанализировали финансовое состояние 70 стран мира начиная с 1870 года. Выяснилось, что лишь две страны мира находились более половины этого времени в состоянии финансового кризиса: это Гондурас и Греция.

В качестве потрясающей психологической иллюстрации этого исследования приведу историю, рассказанную одним из читателей моей статьи на форуме inosmi.ru:

 «bear631: форумчане, вот конкретный пример…

13/05/2010,18:00

Один из моих любимейших писателей, знаменитый зоолог-натуралист и защитник природы Джеральд Даррелл, в детстве много лет прожил в Греции, вместе со всей семьёй. И потом много раз приезжал туда же. Кстати, Дарреллы прекрасно ладили с местными жителями, дружили с ними, не в пример многим снобам-англичанам, которые считали греков за „второй сорт“. Так вот, даже Джеральд не мог скрыть своего потрясения, сталкиваясь с т. н. „греческим образом“ жизни. Помимо „вулканического темперамента“, он особо отмечал „недоступную пониманию англосакса способность греков усложнить до невозможности самую элементарную ситуацию“. А один его рассказ – это вообще что-то с чем-то!

   Вкратце опишу: компания англичан поехала на моторном катере на пикник, далеко от дома. А когда уже собирались обратно, мотор забарахлил. Сами починить не смогли, решили попросить помощи в ближайшей деревушке – вдруг найдётся механик или какой-нибудь „умелец“. Ну, представьте картину: типичная южная деревушка, разгар палящего зноя, народ попрятался по домам, а самые стойкие – на главной площади, в тени под кронами деревьев. Сидят, пьют вино и кофе, о том о сём разговаривают. На почётном месте – мэр деревушки, почтенный старец с длинной и пышной бородой. В общем, англичане для них были чем-то вроде инопланетян.

Долго не могли врубиться, кто такие и что им надо. Чтобы „наладить контакт“, один англичанин решил развлечь народ фокусами: поочерёдно извлёк из бороды потрясённого мэра несколько денежных купюр (номинал уже не помню, но сумма была изрядная). Народ в ступоре чуть со стульев не попадал… В общем, когда выяснилось, что механика в деревушке отродясь не было и с моторами дела никто не имел, англичане собрались обратно, но тут их схватили и потребовали: „Верните наши деньги!“

Теперь в ступор пришли уже англичане: „Какие деньги?!“ – „А вот эти!!!“ – и показывают на купюры, извлечённые из мэрской бороды. И все доводы несчастных англичан, что это был всего-навсего фокус, разбивались о железобетонную греческую „логику“: „Это деньги мэра, потому, что вы нашли их у него в бороде!!!“ В общем, во избежание больших неприятностей (могли и побить, и потащить в полицию) пришлось отдать деньги. Невезучий фокусник всё сокрушался: „Если бы просто отняли, не так было бы обидно: ну, жулье и жулье, везде такие есть! Но они ВСЕРЬЁЗ верили, что деньги были в блохастой бороде этого недоумка!!! Как это возможно?!“ А более старший и опытный товарищ его утешал: „Возможно. Это – греки!“».

И вот теперь, спустя полторы сотни лет, вечная головная боль народа Эллады стала смертельной болезнью Европы. Понятно, что никакие 110 миллиардов Грецию не спасут. Как не спасли и не вытащили из болота 300 миллиардов предыдущих заимствований. В следующие три года только в качестве процентов по долгам Афинам предстоит выплатить более 110 миллиардов евро. Да плюс каждый год греческому госбюджету не хватает (и будет недоставать!) примерно 30 миллиардов. Их снова придётся одалживать. Причём уже не под братские пять процентов годовых, на которые согласились сейчас Европа и МВФ со Всемирным банком, а процентов под 10, которые составляют ныне доходность греческих гособлигаций. Без цифр говоря, это – четыре буквы «Ж» «П» «О» и «А», из которых ЕС требует от Греции сложить слово «счастье».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.