Из раздевалки, где отмечали чешское хоккейное чудо, Яромир Ягр (Jaromír Jágr) вышел последним. «Я вам пообещал, что мы поговорим после последней игры. Я только не предполагал, что мы здесь останемся так надолго», - пошутил он и направился к журналистам. Во время чемпионата мира Ягр мало общался с прессой. Но когда уже за полночь хоккеист подошел к журналистам, у него на шее была золотая медаль, и он светился от удовольствия.

- Какие чувства вы сейчас испытываете?

- В основном усталость. Я рад за ребят, которые впервые на чемпионате. Мне очень приятно, когда я вижу, что они счастливы. У меня все это уже было. Но когда я смотрю, как они бьются! Игроки, о которых я никогда бы этого не сказал, блистают на чемпионате мира. Не то чтобы я в них не верил. Я просто не знал, что они настолько хороши.

- Для вас это большая радость, чем само золото?

- В каждом возрасте на все смотришь по-разному. Когда ты моложе, ты хочешь забивать голы и выигрывать. С возрастом это меняется, ты начинаешь радоваться чему-то другому. Сейчас они меня очень порадовали.

- В третьем периоде финального матча Емелин грубо нарушил правила, и вы, хромая, отправились на скамейку запасных. Нога еще болит?

- Болит. Знаешь, как это бывает. Каждый должен принести какую-то жертву. Только почему-то это каждый раз этой жертвой оказываюсь я (смеется). Но если турниры и дальше будут приносить победы, я это спокойно переживу.

- На Олимпиаде Овечкин сбил вас, теперь в финале – своего Федорова, и чехи потом забили гол. Вы воспринимаете это как игру судьбы?

- Все зависит от того, как на это посмотреть. До этого я там тоже нехотя подставил Овечкину колено. Это судьба. Так это и бывает. Обращаешь ты на это внимание или нет. Может быть, и не надо об этом думать. Я к этому уже отношусь, как к части жизни. Меня уже ничего не удивляет. Вообще ничего.

- Каково вам было в конце финала, когда с травмой вы беспомощно сидели за перегородкой?

- И ты удивляешься, что я выглядел беспомощным? А ты видел эту русскую шестерку на льду - шестеро грозных русских на троих наших, тогда, наверное, всем было плохо (смеется). Вокруг наших ворот кружило сто миллионов. Я, пожалуй, даже был рад, что получил травму. Это было непросто. Я снимаю шляпу перед ребятами, они справились.

- Насколько сложно было играть с русскими в таком составе?

- На большом льду другой хоккей. Как-то мне позвонила мама и стала рассказывать: «Я сейчас смотрела на «Монреаль» с «Филадельфией», так они там так бегают. На это я ей смог ответить только то, что они играют на маленькой площадке. Там бы и я бегал. Тот, кто этого не понимает, не поймет. Сегодня против нас играли лучшие игроки в мире. И кто бы мог сказать, что мы с ними можем играть на равных. Мы, с половиной команды из экстралиги. И все же получилось.
 
- Вам помогла игра с Норвегией?

- Сейчас здесь можно что-то усматривать, но не надо. Тот матч мы играли так же, как и с Россией. Мы их побили, но в конце умерли. Мы были не единственными, кто на чемпионате погорел на слабом сопернике. Наверное, хорошо, что в финале мы играли против России, а не против Германии. Ведь все сильные команды мы победили, зато слабым мы проиграли. Видишь, как все уравновешенно.

- Если бы после встречи с Норвегией вам кто-то сказал, что вы выиграете золото…


- … я бы поставил (смеется). Курс был бы один к миллиону. Я бы поставил десять червонцев и сегодня пошел бы за деньгами.

- Вы гордитесь командой?

- Речь не обо мне. Игроки, в которых никто не верил и которые бы никуда не поехали, если бы ребята из НХЛ не отказались участвовать, вдруг стали главными фигурами. Вампи (Vampola) играл превосходно. А ведь если бы приехал кто-то из НХЛ, он выбыл бы первым. Он должен быть в команде. Или Коукич (Koukič). Ролас (Rolas). Губачек (Hubáček). Или защитники - они меня удивили, они отлично играли.

- Так что, талант заменила воинственность?

- Всегда что-то одно заменяет другое. Многие игроки из НХЛ талантливее, но когда у тебя больше таланта, ты теряешь боевой дух. Тебе он не нужен, чтобы быть исключительным. Ты играешь за счет своего таланта. И здесь мы, наверное, не обладали такими способностями, и мы должны были заменить это боевым настроем. Все для чего-то нужно.

- Можно ли сравнить эту команду с той, что была на Олимпиаде?

- Здесь нельзя сравнивать, потому что это другая площадка.

- Я, скорее, имел в виду атмосферу в команде.

- Другой хоккей, другая атмосфера, другое мероприятие. И даже если бы сюда приехала лучшая команда Канады, у нее были бы проблемы на этом большом льду. Мы бы сыграли с ними достойно.

- После Олимпиады вы говорили, что чешский хоккей еще десять лет ничего не выиграет. Вы помните?


- Я как раз об этом думал. Я недооценил нас. Мы опустились ниже, чтобы снова подняться и оказаться на вершине.

- Мотором стал страх перед историческим поражением?

 
- Преимущество в том, что, когда есть молодые игроки, они не боятся играть. Когда ты старше, ты подходишь ответственнее, боишься сделать ошибку. Когда ты молодой, ты вообще не боишься играть. Когда ты старше, ты осторожнее. В команде это было. Игроки, у которых нет такого опыта, не боялись играть. Потому что они шли играть. Нет, они не шли играть, они шли выигрывать!! Ты чувствуешь разницу?

- Выиграть золото сильно помог вратарь Вокоун (Vokoun), да?


- Без вратаря ничего не выиграть. Без Гашана (Hašan) у нас бы не было золота в Нагано, без Вокоуна у нас бы не было золота здесь. Когда есть прекрасный вратарь, ты чувствуешь себя спокойнее. Ты знаешь, что достаточно дать один-два гола, и знаешь, что в этой игре, по крайней мере, будет ничья, и ты пройдешь дальше. Когда трое едут на двоих, тебе необязательно возвращаться.

- Уже на двадцатой секунде вы забили первый гол. Как вы оцениваете такое начало?

- Ну так я уже знал, что мы выиграем.

- Как вы отметите победу?


- Я особо не отмечаю. Алкоголь – вообще нет. Лучше всех отпраздновал Карл Рахунек (Karel Rachůnek). Берите с него пример. Никакой пьянки…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.