Фильм "Спасти рядового Райана" Стивена Спилберга вызвал у Никиты Михалкова желание самому и по-своему снять картину о войне. "Предстояние" стало продолжением "Утомленных солнцем" (золотая ветвь Каннского фестиваля в 1994 году) и вторым томом трилогии, посвященной изменению понятия "враг народа" в России с 1930 года до наших дней.

В "Утомленных солнцем" офицера советской армии Котова арестовывает Арсеньев из сталинской секретной службы. В "Предстоянии" Сталин отправляет Арсеньева на поиски Котова, который оказался в одном из лагерей ГУЛАГа. В ходе третьего эпизода ("Цитадель"), посвященного восстановлению страны после разорения, арестован будет уже сам Арсеньев…

Никита Михалков – известный противник большевизма, который с ностальгией вспоминает о царской России. Увидев первую сцену фильма, в которой Котов макает Сталина лицом в торт, становится непонятно, почему в России картину окрестили "просталинской". Однако там она вышла в другой, более длинной версии, которую нам так и не показали.

"Предстояние" – это символ страданий и лишений советских солдат с 1941 по 1945 год и одновременно история любви отца и дочери. Котов убегает из лагеря во время бомбардировки и оказывается на фронте в штрафном батальоне. О судьбе жены и дочери ему ничего не известно. На самом деле одна живет с Арсеньевым, а вторая становится медсестрой.

В ответ на все выявленные историками несоответствия Михалков лишь пожимает плечами: "Мы действительно изучали огромное количество архивной хроники. Но не для того, чтобы ей следовать, а для того, чтобы понимать, что будем нарушать. Ужасно, когда художник, режиссер или писатель нарушают не от того, что не знают материала, а от того, что не потратили время, чтобы изучить его. Для меня было важнее, чтобы дух взаимоотношений и атмосферы не был разрушен. И это я готов отстаивать". Он гордится тем, что в его фильме показано то, чего раньше режиссеры старались избегать: чистки, абсурдное уничтожение молодой военной элиты, то как целая деревня позволяет немецким солдатам насиловать девушку и т.д.

Каждая сцена весит килограмм крови, напалма, развалин или пафоса. В "Предстоянии" есть и несколько впечатляющих с визуальной точки зрения моментов, таких как поле битвы, усеянное оторванными руками, на запястьях которых видны все еще показывающие точное время часы. Остались в прошлом те годы, когда Михалков снимал высокохудожественные и новаторские фильмы. Такой поворот в своей карьере режиссер объяснил следующим образом: "Я очень уважаю авторское кино. Но это устрицы. Вы не можете питаться только устрицами".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.