Хотя сегодня многие считают конкурс смехотворной пантомимой без какой-либо музыкальной ценности, у него благородные корни. В 1950-х годах европейский континент все еще был изуродован войной, и тогдашний директор Европейского Вещательного Союза Марсель Безансон (Marcel Bezencon) предложил план, призванный помочь процессу объединения вокруг музыкального конкурса, на котором страны-участницы могли представлять свои лучшие музыкальные таланты. Первый конкурс «Евровидение», проведенный 24 мая 1956 года в Лугано, сильно отличался от сверкающих мега-мероприятий, к которым мы привыкли сегодня: тогда он освещался с помощью радиотрансляции, в конкурсе приняли участие лишь семь стран, и принимавшая мероприятие Швейцария победила, представив балладу “Refrain” в исполнении Лиз Ассиа (Lys Assia).
 
Музыкальная притягательность для широкой аудитории
 
Так как песни, принимающие участие в конкурсе, должны нравиться огромной аудитории с разнообразными вкусами, конкурсные работы, представляемые на «Евровидение», обычно существуют в своем собственном специфичном пузыре, не имеющем ничего общего с современными направлениями поп-музыки. Расцветший в 1970-х панк или в 1990-х рэп являются лишь двумя примерами популярных  жанров, практически не появлявшихся на «Евровидении». Сентиментальные баллады или песни с посланиями о мире и терпимости всегда находят лучшую поддержку у общеевропейской аудитории.
 
Наполеон сдался

 
Вероятно, определяющим моментом «Евровидения» стал 1974 год. Неизвестная шведская группа под названием АВВА вышла на сцену в блестящих костюмах и в сопровождении дирижера оркестра, на голове которого красовалась наполеоновская треуголка. Они сразили аудиторию джазовым быстрым номером «Ватерлоо», который был вдохновлен всеобщей манией глэм-рока. Это выступление стало первой отсылкой к современной поп-музыке, существующей за пределами стерильной сцены «Евровидения», и установило нормы, которые многие с тех пор пытались превзойти.

Последовавший за «Евровидением» успех АВВА на мировом музыкальном рынке открыл дверь для многих исполнителей, сумевших добиться успеха в хит-парадах за пределами своих родных стран.
 
Человек, стоящий за песней
 
Знакомо ли вам имя Ральф Сигель (Ralph Siegel)? Вероятно нет, но немецкий песенник Сигель написал за 30-летний период не менее 19 песен, принимавших участие в конкурсе. Первой из них стала песня "Bye Bye I Love You", исполненная представительницей Люксембурга Ирен Шиер (Irene Sheer) в 1974 году. Однако, его самым крупным успехом стала песня "Ein bißchen Frieden" («Немножко мира»), исполненная в 1982 году 17-летней Николь Сиберт (Nicole Seibert) из Германии.
 
Исполненная в разгар паранойи «холодной войны», она оказалась своевременной балладой, идеально подошедшей под политический дух времени. Она стала победительницей конкурса – и это единственная победа Германии на сегодняшний день – и остается одним из самых популярных номеров в истории «Евровидения». Последний раз Сигель участвовал в «Евровидении» в 2009 году с песней "Just Get out of My Life", написанной для Черногории.

За одним исключением Германия участвовала в каждом конкурсе с 1956 года. Но почему представители крупнейшего музыкального рынка Европы победили лишь единажды? Журналист Би-би-си Дейв Гудман – ходячая энциклопедия по «Евровидению» - замечает, что неудовлетворительные показатели Германии могут быть связаны с языком.

«Конкурс уже много лет отдает предпочтение песням, исполняемым на английском и французском, которые считаются более подходящими для баллад и эстрадных номеров», - объясняет он.

Гудман заметил, что за несколькими исключениями немецкие участники всегда исполняли свои номера на родном языке, который на европейском континенте знают не так хорошо, как английский и французский.

«Однако Германия 30 раз оказывалась в десятке лучших на «Евровидении», так что нельзя сказать, что страну полностью игнорируют. Она была очень близка к победе четырежды, так что, возможно, они попадали «в музыкальную струю» чаще, чем нам кажется», - говорит он.

Расширяющаяся Европа
 
С момента возникновения конкурса число стран, принимающих в нем участие, росло каждый год – и сегодня в нем участвуют страны, находящиеся за традиционными границами Европы, такие как Марокко и Израиль. Развал коммунизма, произошедший в Восточной Европе в 1989 году, позволил множеству стран впервые принять участие: Латвия, Румыния и Венгрия дебютировали в 1994 году.

Последними дополнениями к списку «Евровидения» стали Азербайджан и Сан-Марино, присоединившиеся в 2008 году. Таким образом, общее число стран, принимающих участие в конкурсе 2010 года, составляет 34.

Но не все так радужно на конкурсе. Уже несколько лет фестиваль преследуют обвинения в тактическом голосовании, основанном на политических связях стран друг с другом, а не на музыкальных достоинствах песен. Например, Греция и Кипр регулярно обмениваются наивысшими оценками, в то время, как многие страны бывшего Восточного блока часто ставят высокие оценки России.

Ирландский телеведущий Терри Воган (Terry Wogan), более 35 лет проводивший трансляцию «Евровидения» в Великобритании, отказался от своей роли в 2008 году, заявив телекомпании «Би-би-си ньюз»: «Это больше не музыкальный конкурс. Я не хочу председательствовать на еще одном фиаско».
 
По-прежнему идущий в ногу с жизнью?
 
За годы «Евровидение» превратилось из заслуживающего доверие музыкального конкурса в международное посмешище, где музыка менее важна, чем нелепые сценические выступления и фальшивый вокал. Но когда же была допущена роковая ошибка?
 
«Конкурс утратил любое доверие, когда Сэнди Шо (Sandie Shaw) исполнила достойную раздражения песню "Puppet on a String"», - говорит работающий в Берлине музыкальный продюсер Марк Ридер (Mark Reeder).

«Этот номер был простым и глупым, - говорит он. – Невероятно, но он взлетел наверх. Британцы, бывшие в 1960-х лидерами в области заслуживающей доверие поп-музыки, постоянно возвращались к идиотскому мусору, способному понравиться всем, вроде ужасной песни "Boom Bang a Bang"».

«С того момента на конкурсе открылись двери для бездарности, и колеса кончины «Евровидения» были приведены в движение», - добавляет он.
 
Яркая надежда
 
«Евровидение» направляется в этом году в Осло, и все глаза прикованы к надежде Германии Лине Майер-Ландрут (Lena Meyer-Landrut). Она одержала победу на телевизионном конкурсе «Наша звезда для Осло», исполнив номер "Satellite" в духе мотауна. Германия очень надеется на ее победу, особенно учитывая неутешительные достижения страны в последние годы. В 2009 году дуэт Алекса Свингса и Оскара Сингса стал 20-м из 25-ти участников с песней "Miss Kiss Kiss Bang Bang", в то время как номер 2008 года "Disappear", исполненный группой No Angels, остался вообще практически незамеченным на 23-м месте.

Майер-Ландрут хочет избежать неловкого выступления, обычно ассоциирующегося с «Евровидением».

«В моем выступлении не будет старых традиций», - заверила она зрителей.

Удостоенный наград немецкий комик Штефан Рааб (Stefan Raab), организатор шоу «Наша звезда для Осло», и сам выступавший на «Евровидении» в 2000 году с необычной песней "Wadde Hadde Dudde Da?", безоговорочно поддерживает Майер-Ландрут и восхищается ее «сказочными чертами».
 
Можно ли по-прежнему считать «Евровидение» площадкой для продвижения лучшей европейской поп-музыки или же конкурс превратился в унылое и дорогостоящее фиаско? Возможно, что оно привлекает как раз тем, что в нем есть и то, и другое: чернушное телевидение, за которым лучше наблюдать сквозь пальцы, но с достаточным количеством настоящих музыкальных эффектов, заставляющих досматривать шоу до конца. В конце концов, телевизионная аудитория от 100 до 600 миллионов человек не может ошибаться, верно?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.