На прошлой неделе группа экспертов, участвовавших в разработке новой Стратегической концепции НАТО, опубликовала свой финальный доклад под заголовком «НАТО 2020: гарантированная безопасность и динамичное сотрудничество». В преддверии принятия Стратегической концепции, которая должна быть утверждена в этом ноябре на саммите глав стран-членов НАТО в Лиссабоне, доклад экспертов представляет рекомендации относительно того, как альянсу следует определять свое назначение, природу и основные задачи в сфере безопасности с учетом настоящей и будущей обстановки в мире. Начиная с прошлой осени, 12 членов группы под руководством бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт провели множество публичных и частных встреч в разных странах, обсуждая актуальные проблемы в области международной безопасности. На прошлой неделе несколько таких встреч состоялись в Вашингтоне.

В ходе одной из более ранних встреч, проходившей в Москве в феврале этого года, Олбрайт и остальные члены группы общались с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, секретарем российского Совета безопасности Николаем Патрушевым, членами российского парламента и прочими российскими экспертами в области безопасности. Олбрайт также произнесла в Московском государственном институте международных отношений речь, посвященную «новой НАТО».

Однако, судя по реакции России на финальный доклад, это мероприятие не смогло развеять многие из российских опасений, связанных с планами НАТО на будущее.

Экспертная группа полагает, что новая Стратегическая концепция «может помочь унифицировать взгляды союзников на Россию, прояснить намерения НАТО в отношении Москвы и заложить основы для более серьезного сотрудничества». Ее доклад следует стандартному курсу НАТО, согласно которому «альянс не представляет военной угрозы для России и не считает Россию военной угрозой для себя».

Тем не менее, он признает, «что с обеих сторон остаются сомнения по поводу намерений и политики другой стороны». В рамках НАТО «некоторые страны по историческим и географическим причинам, а также в связи с недавним событиями, более скептически, чем прочие, относятся к намерениям России выстраивать продуктивные отношения». В свою очередь, как отмечают эксперты, подобные опасения существуют и со стороны Москвы. «Россия посылает противоречивые сигналы относительно своей открытости для сотрудничества с НАТО, а ее предложения по альтернативной системе безопасности в Европе, по-видимому, частично направлены на то, чтобы ограничить деятельность НАТО», - говорится в докладе.

Сам доклад также содержит свидетельства этого взаимного недоверия. В частности он указывает: «Так как будущую политику России в отношении НАТО по-прежнему трудно предсказать, альянс должен, стремясь сотрудничать с ней, не забывать о возможности того, что Россия может решить двигаться в более враждебном направлении». Доклад также подчеркивает, что «альянс не считает ни одну из стран врагом, однако никто не должен сомневаться в готовности НАТО действовать в том случае, если под угрозой окажется безопасность одного из ее членов».

Эксперты рекомендуют подчеркнуть в новой Стратегической концепции «стремление НАТО к качественно лучшим отношениям с Россией, основанным на общих интересах, взаимном доверии, прозрачности и предсказуемости». На концептуальном уровне доклад указывает, что «новая Стратегическая концепция должна подтвердить намерение НАТО участвовать в создании основанной на сотрудничестве – в том числе на сотрудничестве с Россией – системы евро-атлантической безопасности». По мнению экспертов, НАТО легче будет сотрудничать с Москвой, если альянс предпримет определенные шаги к тому, чтобы убедить своих членов, опасающихся России, в том, что НАТО гарантирует их безопасность. В то же время доклад подчеркивает, что два основных документа, регулирующие отношения между Россией и НАТО – Основополагающий акт 1997 года и Римская декларация 2002 года – по-прежнему сохраняют свою важность. Оба эти документа считают безопасность в евро-атлантическом регионе по определению неделимой. Они также обязывают альянс и Москву преследовать взаимные интересы путем совместных действий.

Соответственно, по мнению экспертов, «НАТО следует вести политику сотрудничества с Россией, при этом гарантируя союзникам, что их безопасность и интересы находятся под защитой». Что же касается конкретных областей сотрудничества, то доклад призывает к «практическому взаимодействию» в рамках Совета Россия-НАТО «в таких представляющих обоюдный интерес сферах, как нераспространение ядерного оружия, контроль над вооружениями, противодействие терроризму, противоракетная оборона, урегулирование кризисных ситуаций, миротворческие операции, безопасность на море, борьба с наркотрафиком».

Российское министерство иностранных дел нашло в докладе экспертной группы некоторые положительные стороны, в частности интерес к развитию сотрудничества между Россией и НАТО в области общих интересов в сфере безопасности. По словам постоянного представителя России в НАО Дмитрия Рогозина, противоречия в тексте доклада показывают, что эксперты, как и сами члены НАТО, не были единодушны в вопросе о России.

Тем не менее, большинство комментариев с российской стороны были в целом негативными. Беспокойство у них вызывают четыре ключевых вопроса.

Во-первых, русские недовольны тем, что доклад утверждает глобальную роль НАТО. Например, статья, опубликованная в газете «Время новостей», заключает, что эксперты хотят, чтобы альянс «вел еще больше военных операций» на еще большем удалении от своей традиционной сферы деятельности. Рогозин предупреждает, что « Россию не может устроить превращение НАТО в мирового жандарма, нечто вроде оруэлловского Большого Брата». Политический обозреватель «РИА Новости» Андрей Федяшин пишет, что, хотя альянс ищет партнеров для противостояния общим угрозам, «это партнерство, ясное дело, будет «сбалансированно» осуществляться «под руководством» НАТО». Федяшин считает призыв экспертов придать альянсу глобальную роль попыткой обосновать существование НАТО в условиях изменившейся после окончания холодной войны обстановки в области европейской безопасности.

Во-вторых, российские аналитики без энтузиазма относятся к тому, что говорится в докладе о новых задачах альянса. По словам Федяшина, в документ вошли «параграфы о расширении его [альянса] политической и военной роли, границ зоны деятельности, методов и средств действия, трансформации функций». Он отмечает, что такие функции, как обеспечение энергобезопасности, борьба с глобальным потеплением и защита природных ресурсов – «это задачи уже совсем не военной организации».

В-третьих, им не нравятся некоторые формулировки доклада, которые кажутся им антироссийским. Например, официальный представитель российского министерства иностранных дел Андрей Нестеренко заявил на брифинге в Москве, что предложения России по Договору о европейской безопасности не направлены на подрыв позиций альянса, подчеркнув при этом: «Не может не вызывать удивление формулировка в докладе о якобы антинатовской нацеленности российской инициативы Договора о европейской безопасности, несмотря на много раз дававшиеся нами разъяснения на этот счет». «Видимо, некоторым членам «Группы мудрецов» с трудом дается осознание произошедших после «холодной войны» перемен в мире, приоритетов современной России», - заметил он также.

Наконец, Россию беспокоят предполагаемые претензии НАТО на право прибегать к силе по собственному усмотрению, без одобрения Совета безопасности ООН, в котором Москва обладает правом вето. Рогозин обвинил НАТО в стремлении «подменять собой ООН», что, по его словам, уже произошло однажды в ходе войны в Косово 1999 года, когда НАТО решило применить силу без одобрения Совета безопасности. Вдобавок к тому, что это подрывает легитимность ООН, Рогозин опасается, что НАТО окажется вовлеченной в «крестовый поход» против развивающегося мира, который будет иметь пагубные последствия для европейской безопасности.

Перед группой экспертов, как и перед прочими представителями верхушки НАТО, стоит трудная задача. Убедить русских в том, что альянс действительно считает Москву потенциальным партнером в области безопасности, будет непросто. Будем надеяться, что предстоящее заседание Совета Россия-НАТО поможет развеять часть этих сомнений и ошибочных предположений.

Ричард Вайц – старший научный сотрудник Хадсоновского института (Hudson Institute) и старший редактор World Politics Review.