Расследование апрельской авиакатастрофы, унесшей жизни президента Польши и еще 95 человек, близится к завершению. Сейчас следователи сосредоточились на возможной роли присутствии на борту командующего ВВС Польши, заявил участвующий в расследовании польский чиновник высшего ранга.

Следователи подтвердили, что один из пассажиров, генерал Анджей Бласик (Andrzej Blasik), находился в кабине самолета с открытой дверью, когда пилоты в густом тумане приближались к посадочной полосе под Смоленском. Следователи также говорят, что экипаж президентского Ту-154 начал пытаться набирать высоту только через 13 секунд после аварийного сигнала о приближении земли.

«В основном все ясно уже сейчас, почти все доказательства собраны». Осталось только «по мере возможности» расшифровать фоновые шумы на записях черного ящика, - сообщил по телефону Эдмунд Клих (Edmund Klich), глава государственной комиссии Польши по расследованию авиационных происшествий, находящийся сейчас в Москве. Окончательный отчет будет опубликован через несколько недель, сказал Клих.

Самолет потерпел крушение 10 апреля, когда президент Лех Качиньский, его жена и правительственная делегация направлялись на место массового убийства польских офицеров российскими спецслужбами в Катыньском лесу во время Второй мировой войны. Все находившиеся на борту погибли. По словам Клиха, во время катастрофы пассажиры подверглись воздействию 100-кратной перегрузки.

Катастрофа уничтожила все высшее военное командование Польши. Страна погрузилась в глубокий траур. Чуткое отношение к трагедии представителей Москвы способствовало примирению бывших противников.

Однако исход совместного российско-польского расследования обстоятельств катастрофы имеет выраженную политическую окраску. Осталось всего несколько недель до выборов президента Польши, которые состоятся 20 июня. Брат-близнец покойного президента Ярослав Качиньский баллотируется на пост своего брата. Г-н Качиньский, по результатам опроса общественного мнения, уступает главному оппоненту, Брониславу Коморовскому (Bronislaw Komorowski).

В Польше и в России упорно говорят о том, что, возможно, президент Качиньский оказывал давление на пилотов, торопя их совершить посадку. В августе 2008 года во время российско-грузинской войны он отдавал приказы военному летчику, управлявшему его самолетом, приземлиться в столице Грузии, Тбилиси. Пилот не подчинился.

За 16 минут до катастрофы в кабину вошел еще один пассажир обреченного "Туполева", личность которого пока точно не установлена, сообщил Клих. По неподтвержденным сообщениям польских СМИ, это был советник президента, который спрашивал, сможет ли экипаж вовремя совершить посадку, чтобы президент успел на торжественную церемонию.

«Конкретного приказа совершить посадку на записях не зафиксировано, - сказал Клих в интервью. – Психологам предстоит оценить уровень стресса, которому подвергались пилоты». Этот обзор является частью расследования, которое полностью еще не завершено, заметил он.

Пилоты «Туполева» проигнорировали многочисленные предупреждения смоленских диспетчеров о том, что из-за плохой видимости самолету нужно изменить маршрут. По недавнему сообщению следователей из Москвы, команда другого польского самолета, уже совершившего посадку, заявила, что всего через четыре минуты от момента удара горизонтальная видимость составляла всего 200 метров, а вертикальная – всего 50 метров.

По словам следователей, военный аэропорт не был оборудован специальной системой приземления, и порог видимости для безопасного приземления составлял 1000 метров.

Лишенные нормального обзора, пилоты снизили высоту за один километр от аэропорта. Самолет находился на 15 метров ниже уровня торца полосы, когда раздался аварийный сигнал «земля приближается», указывающий, что до земли осталось меньше 100 метров. Однако пилот, видимо, перевел управление в автоматический режим и попытался взять управление на себя только после того, как самолет тряхнуло от удара по дереву высотой 10,8 метров. Это произошло через 13 секунд после аварийного предупреждения и всего за 5 секунд до удара.

По данным расследования, удар о пятиметровую березу срезал часть левого крыла самолета и отправил его в штопор, после чего он упал на землю, перевернувшись, и распался.

Клих сказал, не приводя подробностей, что у членов экипажа в кабине, видимо, возникли проблемы со слаженностью действий.

Он также заявил, что необходимо ужесточить польское законодательство, в соответствии с которым пилот военного самолета является его главнокомандующим, чтобы исключить возможность влияния гражданских лиц на решения пилота. По закону, президент является верховным военным главнокомандующим, даже если у него нет воинского звания.

Роль человеческого фактора в воздушных катастрофах последние 15 лет находится в центре внимания специалистов по безопасности авиаполетов. Ученые США, Западной Европы и других стран с развитым рынком авиационного сообщения специально исследовали проблемы стресса, с которым приходится сталкиваться пилотирующей команде, и взаимодействие членов экипажа, особенно в кризисных ситуациях.

Многое было достигнуто в понимании того, насколько важно, чтобы экипаж был полностью сосредоточен на основных задачах.

«Похоже, 13 секунд – слишком долгое время реагирования. На предупреждения наземных служб реагировать следует немедленно, с полной ответственностью и взятием управления на себя», - заявил Пол Хайс (Paul Hayes), директор по вопросам безопасности компании Ascend Ltd., лондонской авиационной консалтинговой, после рассмотрения опубликованных к данному моменту материалов следствия.

У г-на Хайса вызвало вопросы присутствие генерала Бласика в кабине пилота. «Во время последней прямой захода на посадку в кабине не должно быть посторонних. Команда должна говорить только о непосредственно выполняемых ею действиях. Но пока нет никаких указаний на то, что посторонние лица отвлекали экипаж», - заявил он.

В написании этой статьи принял участие Дэниэл Майкл (Daniel Michaels) из Брюсселя.