Ромен Шарль (Romain Charles) – единственный французский участник проекта Марс-500, симуляции полета на Марс, во время которой он проведет более полутора лет в макете космического корабля с пятью другими добровольцами.

3 июня за ним и его товарищами закроются двери испытательного модуля площадью 180 м², где им предстоит провести более полутора лет. В течение всего этого времени 30-летний инженер Ромен Шарль и остальные добровольцы будут лишены каких-либо связей с внешним миром и не увидят солнечного света. За исключением состояния невесомости они ощутят на себе все реальные условия полета на планету Марс: 250 дней путешествия "в один конец" плюс 20-дневная исследовательская миссия. Целью этого проводимого в Институте медико-биологических проблем РАН эксперимента является изучение психологических и физиологических рисков, связанных с длительной изоляцией в ограниченном пространстве космического корабля, где жестким ограничениям подвергнуто буквально все, от питания до душа и чистой одежды. Ромен Шарль делится своими впечатлениями за несколько дней до "старта".

– В четверг за вами и пятью вашими товарищами закроются двери испытательного модуля. Как вы себя чувствуете накануне этого великого дня?

– Последние два месяца мы ведем подготовку в Москве, поэтому у меня было время об этом подумать. Однако чувствую я себя все-таки немного странно. Тем более, что последние дни проходят просто в бешеном темпе. Нас часто обследуют врачи в связи с теми физиологическими экспериментами, что ожидают нас во время "полета". Нам также нужно в мельчайших деталях понять, как работает модуль. Кроме того, с приближением даты начала проекта, нами все больше интересуются СМИ. Сделать за день приходится очень и очень многое. Но в целом я скорее доволен.

- Нет ли у вас чувства страха?

- У меня, конечно же, есть опасения. Мы понимаем, что нас ожидает немало трудных моментов. Готовившие нас ученые обо всем нас предупредили. Мне будет не хватать семьи, друзей и солнца. И особенно моей девушки.

- Команда у проекта интернациональная: китаец, трое россиян, итало-колумбиец и вы. Как, по-вашему, удастся ли вам наладить сосуществование?

- Мы много работали в команде и научились помогать друг другу несмотря на наши различия. Мы должны знать, что можем рассчитывать друг на друга. За два месяца совместной подготовки нам удалось подружиться и многое узнать о наших культурах. Хотя общение, конечно, не всегда протекает гладко. Так, например, я говорю преимущественно на английском и знаю всего несколько слов по-русски, тогда как мои российские коллеги говорят лишь на своем языке. Поэтому с ними я до сих пор общался меньше всего. Но мы, безусловно, продолжим изучать языки друг друга, когда будем внутри, и все должно постепенно наладиться.

- Задумывались ли вы о том, как будете справляться с изоляцией?  

- До отъезда в Москву я много говорил с астронавтами и одним моим другом, который 11 лет служил на подводной лодке. Все они дали мне один совет: чтобы не впасть в депрессию, нужно быть как можно активнее. Теоретически наш распорядок дня организован по принципу "трех восьмерок": восемь часов работы, восемь часов сна и восемь часов досуга. Во время своего свободного времени я буду как минимум один-два часа заниматься спортом – у нас есть для этого специально оборудованное помещение. Кроме того, я собираюсь взять собой кучу фильмов, музыки и видеоигр. Мы договорились о том, что сможем взять с собой Wii, чтобы играть всем вместе! Я также прихватил с собой гитару. Это чтобы доставать других! Ну и, конечно же, книги, те, которые обещаешь себе прочитать, но так и не открываешь из-за нехватки времени. Я взял, например, энциклопедию по искусству. Хотя я все же скорее считаю себя образованным, я всегда испытывал некоторую беспомощность, глядя на картины.

- Какими будут ваши средства связи с внешним миром?

- У нас будет лишь канал связи между модулем и контрольным центром, причем по мере "удаления" связь будет проходить со все большей задержкой – до 40 минут! Делается это для того, чтобы соблюсти реальные условия. Общение с внешним миром будет таким образом осуществляться с помощью коротких электронных писем, которые затем будут пересылаться из центра нашим близким и наоборот. "Наземная" команда также должна держать нас в курсе того, что происходит в мире.

- Вы проведете полтора года в закрытом помещении на Земле. Не боитесь, что пожалеете о своем решении?

- Внутри пройдет два моих дня рождения: я войду в модуль в 30-летним, а выйду, когда мне будет уже 32 года. Но вместе с этим я чувствую гордость, так как прошел три отбора, чтобы попасть сюда. Европейское космическое агентство выбрало лишь двух человек из 6000 кандидатов! Еще с самого детства я мечтал отправиться в космос. Большинство людей рассматривают этот эксперимент как жертву, однако я вижу здесь возможности, этап на пути вперед. Я прекрасно понимаю, что оставляю позади стабильную работу инженера и прекрасную жизнь в Сен-Мало, и понятия не имею, что смогу приобрести в результате. Это большой риск, но я готов на него пойти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.