Только Бушу удалось в такой же мере разделить Евросоюз, в какой это сделала Россия. В своём исследовании Марк Леонард (Mark Leonard) и Нику Попеску (Nicu Popescu) разбили 27 государств членов на пять групп (от «сторонников новой холодной войны» до «Троянских коней») в зависимости от их политики по отношению к Москве (Política Exterior, No. 121, 2008 год). Одни предлагали изолировать Россию, будучи убеждёнными в том, что она продолжает представлять угрозу. Другие же готовы были закрыть глаза на её перегибы (как внутри страны, так и за её пределами), дать всему идти своим чередом и сосредоточиться на взаимовыгодном бизнесе.

Эта разница во взглядах позволила России манипулировать европейцами по своему усмотрению. Одних она щедро награждала, других просто игнорировала, третьих бесцеремонно принуждала силой, причём так, что остальные даже не могли придти к ним на помощь. Самым наглядным примером вышеописанной сдачи позиций европейскими странами стало назначение бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера на пост президента консорциума «Северный поток», в задачу которого входит строительство газопровода между Россией и Германией. Эта труба пройдёт по дну Балтийского моря, минуя территорию Украины, с которой постоянно возникают проблемы.

Заслуга России неоспорима. Экономика России в 15  раз меньше, чем у стран Евросоюза; оборонный бюджет - в 10 раз; население – в три с половиной раза меньше. При этом Москва говорит с Брюсселем «на ты» и сумела серьёзно помешать планам Евросоюза от Украины до Средней Азии, не забывая при этом про Косово, Иран и Грузию.

Усилия её дипломатов заслуживают высшей похвалы. Они лучше, чем кто-либо сумели применить на практике древнее правило «разделяй и властвуй» (divide et impera).

Руководствуясь благими побуждениями, но будучи при этом совершенно наивными, многие европейцы поверили в то, что сам ход времени приблизит Россию к западным нормам до такой степени, что она станет представительной демократией с открытой для внешних рынков экономикой, а её внешняя политика будет выстраиваться с соответствии с общеевропейской. Тем не менее, в одном интересном очерке, помещённом в книге «Что думает Россия?» (CIDOB, 2010), политолог  Глеб Павловский, автор многих ключевых концепций, позволяющих понять современную Россию с её «путинским консенсусом», «суверенной демократией» и «вертикалями власти», указывает, что, в отличие от представления, сложившегося у многих, цель России состоит не в том, что присоединиться к Западу, а в том, чтобы освободиться от него.

Из-за болезненного опыта 1917 и 1991 годов, когда внутренние перемены повлекли за собой значительные территориальные потери и серьёзную утрату позиций на мировой арене, правящий класс России пользуется такой концепцией свободы, которая отличается от той, которую привыкли мы: свобода внутреннего выбора без вмешательства в политический строй; свобода действий на международной арене без какого-либо ограничения со стороны других (особенно стороны США, предпринимающих действия в одностороннем порядке) и экономическая свобода (не путать с либерализмом) для достижения такого благосостояния, которое позволит поддерживать сильное государство. С этой точки зрения, при которой демократия является синонимом слабости и развала, проще понять действия России последних лет.


Однако положение дел, к счастью, изменилось или, если быть точнее, меняется. Психологически Россия чувствует себя увереннее, чем несколько лет тому назад, чему в немалой степени способствовал как приход в Белый Дом Барака Обамы, так и мировой финансово-экономический кризис, снизивший накал геополитического противостояния на евроатлантическом пространстве. Благодаря отмене планов размещения системы противоракетной обороны в Польше, значительному отдалению перспективы вступления в НАТО Украины и Грузии и продлению срока пребывания российского Черноморского флота в Севастополе при новом президенте Викторе Януковиче, Россия теперь может сосредоточиться на решении своих многочисленных внутренних проблем.

В первую очередь это относится к экономической модернизации страны, которая находится в слишком сильной зависимости от экспорта природных ресурсов, и к законодательству, всё ещё представляющего проблему, как для развития предприятий, так и гражданского общества. Вот именно в модернизации Евросоюз и может сыграть важную роль, если будут соблюдены два условия: первое – единство действий всех стран ЕС;  второе – учёт того, что целью России является не интеграция в Европу, а превращение в один из полюсов власти в системе многополярного мира XXI века.

Проходящая в Ростове встреча в верхах ЕС-Россия знаменует собой завершение перехода от старой системы поочерёдного президентства к новой, которая вступила в силу после подписания Лиссабонского договора. В отличие от встречи на высшем уровне Евросоюз - Латинская Америка, где Испания играла ведущую роль, на этот раз вместо Хосе Сапатеро (José Zapatero) и Мигеля Моратиноса (Miguel Moratinos), первую скрипку будут играть постоянный председатель Европейского совета Херман ван Ромпёй (Herman Van Rompuy) и верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности ЕС Кэтрин Эштон (Catherine Ashton). Таким образом, представится прекрасная возможность проверить, до какой степени перезагрузился сам Евросоюз и насколько он способен преодолеть внутренние противоречия и действовать согласованно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.