Россия и Евросоюз договорились во вторник о новом партнерстве для модернизации.  Обе стороны пытались добиться прогресса по основным экономическим вопросам, в то время как кризис в еврозоне лишил остроты предыдущие расхождения.

Дмитрий Медведев после переговоров во вторник с руководством Евросоюза заявил, что 25 саммит Евросоюз-Россия в южном городе Ростов-на-Дону прошел в «дружеской и деловой атмосфере».

Российский президент приветствовал новое модернизационное соглашение, которое позволяет обеим сторонам развивать сотрудничество в области высоких технологий, инноваций и энергоэффективности. Президент Евросоюза Херман Ван Ромпей со своей стороны заявил о поддержке нового пакта. «Мы хотим быть партнером России в модернизации», подчеркнул он.  «С Россией нам надо нажимать не на кнопку перезагрузки, а на кнопку «полный вперед», добавил он, имея в виду замечание американского вице-президента, сделанное им в прошлом году по поводу американо-российских отношений.

Острая полемика на предыдущих встречах в верхах по поводу отношений России со странами Восточной Европы, а также ее роли как одного из главных поставщиков энергоносителей для Евросоюза на этот раз была явно приглушена, поскольку Россия пыталась представить более деловое и дружелюбное лицо, а Евросоюз стремился заручиться поддержкой евро со стороны Москвы. Россия держит в евро значительную часть своих валютных резервов, общий объем которых составляет  460,7 миллиарда долларов (375,6 миллиарда евро или 314 миллиардов фунтов стерлингов).

«Мы следим за тем, что происходит с евро, - сказал он (российский президент – прим. перев.).  – Около 40 процентов наших валютных резервов мы держим в евро – а у нас они не самые маленькие. Поэтому мы считаем, что главная задача – это помочь нашим партнерам выработать общую стратегию, в том числе и стратегию выхода из кризиса».

Споры относительно верховенства закона, а также неудовлетворительной ситуации в области прав человека продолжаются. Господин Ван Ромпей отказался сообщить детали относительно озабоченностей, связанных с правами человека, и ограничился почти ритуальным заявлением о том, что «ситуация с правозащитниками и журналистами в России вызывает серьезную озабоченность европейской общественности в целом».

Евросоюз настоял на включении в модернизационное соглашение раздела о демократизации и верховенстве закона.

Новое соглашение сформулировано достаточно расплывчато. В нем обозначены только те области, в которых обе стороны намерены сотрудничать. Речь идет об «инновациях, научно-исследовательских работах и космосе», а также об «эффективном функционировании правовой системы и усилении борьбы против коррупции». Как ожидается, план действий, составленный на основе этого соглашения, будут представлен только на следующем саммите, которой состоится осенью этого года.

Россия не смогла добиться прогресса по вопросу о снятии визовых ограничений, что могло бы, по мнению российской стороны, стать стимулом для развитии экономических и торговых связей. Господин Медведев подчеркнул, что Россия готова к этому, тогда как медленный прогресс в этом вопросе Евросоюза – это его внутреннее дело.

В частном порядке один из европейских дипломатов отметил, что три фактора замедляют решение вопроса о снятии визового режима. «Есть три типа вопросов помимо психологических проблем, характерных для Польши и прибалтийских стран: существуют чисто технические вопросы, в том числе необходимость введения биометрических паспортов. Во-вторых, России хорошо известно, что у нее есть проблемы с беженцами: ее южные границы весьма проницаемы», отметил дипломат.

От также добавил, что третий вопрос – это вопрос политического протокола в отношении таких стран как Албания или Македония, которые дальше продвинулись по этому пути, чем Россия, тогда как Европа не может открыть свои границы «одновременно для всех».

Вместе с тем после окончания саммита у российских дипломатов было радостное настроение. «Мы еще не добились прорыва, однако количество и качество позитивных моментов обнадеживает», подчеркнул один из них.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.