Если верить Washington Times или Huffington Post, авиакатастрофа, в которой 10 апреля погибли президент Польши Лех Качиньский и еще 95 человек, была не трагической случайностью, а результатом зловещего заговора. Их авторы не верят в ошибку пилота, версия о которой сейчас принята в качестве предварительного объяснения случившегося, и считают наиболее вероятным, что авария была вызвана диверсией. В Польше многие посмотрели жуткий ролик с YouTube со снятыми ручной камерой (вероятнее всего, сотовым телефоном) останками самолета, громкими звуками на заднем плане и неразборчивыми выкриками на русском. «Анализ» этого видео указывает на то, что речь идет о расстреле выживших в катастрофе, которые просят их не убивать.

Это, безусловно, отвечает глубоко укоренившемуся в поляках мироощущению жертвы иностранных заговоров, на которое, кстати, делали ставку Лех Качиньский и его брат Ярослав, сейчас собирающийся побороться на выборах за вакантный пост президента. Лидер Польши времен войны генерал Владислав Сикорский погиб в 1943 году в авиакатастрофе над Гибралтаром. Многие поляки до сих пор считают обстоятельства его смерти подозрительными. Г-н Качиньский разбился по пути на мероприятие в память о 21 000 польских офицеров, расстрелянных Советским Союзом в Катыни во время войны. Генерал Сикорский перед смертью пытался расследовать обстоятельства этой бойни.

Однако неординарные обвинения требуют неординарных доказательств. Сторонники теории заговора предлагают людям поверить, что российские власти преднамеренно подстроили крушение самолета с главой соседнего государства на борту, а затем хладнокровно добили уцелевших. Причем операция эта была подготовлена и осуществлена с потрясающей эффективностью, без единой утечки информации – за вычетом того, что в решающую минуту на месте аварии обнаружился какой-то человек с камерой, записавший выстрелы и мольбы о помощи.

Все это маловероятно. Во-первых, отсутствует мотив. Зачем российским властям идти на колоссальный риск, чтобы убить того, кто им не угрожает? Президент Качиньский был непопулярен, и шансов на переизбрание у него было мало, а его промахи и неуклюжие действия только дискредитировали восточноевропейских «ястребов».

Во-вторых, остается вопрос о средствах. Пытаться сбить самолет, не оставив ни физических ни электронных следов – рискованная затея. В случае неудачи, если следы все-таки останутся, диверсанты не получат ничего, кроме исключительно неудобного скандала. Теории заговора намекают (впрочем, не объясняя, как это можно осуществить) на огромные объемы искусственного тумана и (или) на какие-то махинации с навигационными маяками и огнями на посадочной полосе, возможно, в сочетании с ложными инструкциями с диспетчерской вышки.

Убедительным все это не выглядит. Даже если российские власти и хотели убить г-на Качиньского, делать это таким образом и в такой день было до невообразимого рискованно и непрактично – слишком велики были бы издержки и слишком малы преимущества. И в любом случае, никаких серьезных доказательств того, что нечто подобное произошло, нет.

Итак, мотив и возможность отсутствуют. Боюсь, что это дело не представляло бы сложности даже для инспектора Жака Клузо (герой комедийного детектива «Розовая пантера», - прим. пер.). Скорее всего, все было именно так, как оно выглядит: летчик, возможно, находясь под давлением начальства, сделал ошибку и врезался в землю. Большинство авиакатастроф связаны именно с ошибками пилотов, иногда в сочетании со стрессом, техническими проблемами или плохой погодой. Почему в этот раз должно было быть по-другому?

Разумеется, неясности остаются. Сторонники теорий заговора их просто обожают – это позволяет им требовать объяснений и потом, не получив их, заявлять, что это доказывает их правоту и неправоту всех окружающих. В данном случае все, что у них есть, - это расплывчатая, невнятная и, возможно, поддельная видеозапись, на основании которой нельзя заключить ничего определенного. Вполне может быть, что российская бюрократия ведет следствие медленно и неуклюже. Часть улик могла пропасть, и очень вероятно, что место катастрофы действительно охраняется постыдно скверно. Все это вполне в духе России.

Возможно, также российские шпионы и в самом деле пошарили в мобильных телефонах и на флеш-картах погибших. Это тоже вполне в духе России. Однако пока ничего не указывает на то, что в происшедшем следует видеть что-либо, кроме трагической случайности. Те, кто распространяет теории заговора, рискуют дискредитировать любую критику поразительной коррумпированности, некомпетентности и жестокости скверно управляющего Россией режима бывших сотрудников КГБ. Вряд ли г-н Качиньский хотел бы этого.

Эдвард Лукас – старший редактор The Economist и старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (Center for European Policy Analysis).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.