В Киркенесе полночь. Солнце еще освещает порт и заснеженные холмы молочно-белым светом. Маленькие разноцветные деревянные дома привносят яркую ноту в этот суровый пейзаж начала арктического лета. Если верить Джону Бернандеру (John Bernander), этот расположенный у границ России небольшой поселок с населением 5 000 жителей может в скором времени получить ту же стратегическую роль, что и Сингапур.

Через стоящий на берегу Баренцева моря Киркенес проходят маршруты следования к огромным запасам нефти и газа, которые скрывает в себе дно арктических морей. Интерес к этим ресурсам в последнее время резко возрос. По случаю визита в Осло президента Дмитрия Медведева Россия и Норвегия подписали 27 апреля договор, который положил конец территориальным спорам в зоне площадью 175 000 квадратных километров.

"Соглашение от 27 апреля является важнейшим шагом во внешней политике Норвегии со времен ее вступления в НАТО в 1949 году!", - считает Руне Рафаэльсен (Rune Rafaelsen), директор Секретариата Баренцева моря, расположенной в Киркенесе организации по региональному сотрудничеству. Общий экономический интерес стал основным двигателем дипломатического разрешения этого пограничного конфликта, говорит на министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Сторе (Jonas Gahr Store).

Созданному за последние годы в СМИ образу нефтяной лихорадки на северном полюсе и рисков возникновения вооруженных конфликтов министр Сторе противопоставляет логику сотрудничества. Норвежская компания Statoil (партнер французской Total) уже два года участвует в проекте "Газпрома" по разработке гигантского Штокмановского газового месторождения, расположенного в российских водах в 500 км от Киркенеса.

Баренцево море, да и вообще Северный Ледовитый океан скрывают в себе огромные запасы углеводородов, находящихся по большей части в зоне континентального шельфа на глубине всего в несколько сотен метров. Это существенно меньше полуторакилометровой глубины, на которой работала платформа BP в Мексиканском заливе. По оценкам статс-секретаря министерства иностранных дел Норвегии Эрика Ланстейна (Erik Lahnstein), на Арктику приходится 40% мировых запасов нефти и 30% запасов газа. Причем девять десятых этих богатств находятся в водах России. Относиться к этим цифрам нужно все же с большой осторожностью, заявляют эксперты.

При всем этом, за неимением необходимых технологий Россия пока еще не может приступить к разработке морских месторождений в Арктике. Норвежцы уже два года добывают газ на месторождении Сновит, а затем сжижают его на не без труда построенном на побережье терминале. "Сновит многому научил нас по использованию морских платформ и работе в условиях холода", объясняет экс-министр и вице-президент Statoil Хеге Норхейм (Hege Norheim).

Технические трудности


Российский "Газпром" обратился к опыту Statoil и Total для реализации своего проекта "Штокман". По официальным данным, добыча должна стартовать в 2016 году, однако многие наблюдатели уверены в том, что этот проект фараоновских масштабов (по меньшей мере 30 миллиардов долларов инвестиций) задержится в пути. Четкое следование графику сейчас выглядит маловероятным с учетом технических трудностей и текущей насыщенности газового рынка.

Пограничный договор с Россией открывает для разведки новую зону площадью в пятую часть Норвегии, которая, кстати, расположена гораздо ближе к берегу, чем Штокман. По природоохранному законодательству Норвегии началу добычи должны предшествовать несколько лет всестороннего изучения проекта, тогда как у России сейчас просто нет технологий, чтобы самой пуститься в авантюру со своей стороны границы.

Нефтяная лихорадка на северном полюсе будет, таким образом, протекать не спеша. Руне Рафаэльсен убежден, что "десятилетия совместной работы на крайнем севере являются лучшей гарантией мира".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.