В Париже прошла встреча так называемого "Веймарского треугольника", в который входят Франция, Германия и Польша. В ней приняли участие, как министры иностранных дел этих трех стран, так и глава российской дипломатии Сергей Лавров. После окончания переговоров в МИДе Франции состоялась пресс-конференция, на которой побывал Игорь Белов.

"Веймарский треугольник" был создан на министерском уровне в 1991 году по инициативе германской дипломатии, которая хотела использовать послевоенный опыт франко-немецких отношений для укрепления связей с Польшей. Эта формула доказала свою эффективность в укреплении политического диалога в Европе. В апреле этого года министры иностранных дел трех стран встретились со своим украинским коллегой Константином Грищенко, который объяснил новые подходы украинской политики к отношениям с Европейским союзом и Россией. И вот теперь "треугольник" встретился с Сергеем Лавровым. По словам французского министра иностранных дел Бернара Кушнера, эта встреча была просто необходима. Вопросов накопилось много, и участники все их, естественно, не решили. Но, по его словам, сам формат такой встречи свидетельствует о том, что контактов и обмена мнениями между Россией и ЕС должно быть больше.

Каковы же были основные обсуждавшиеся вопросы? Бернар Кушнер сообщил, что министры говорили о положении в Афганистане, о Калининградской области, о Приднестровской Молдавской республике, о возможности создания Комитета России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности. Была также затронута проблема положения в Киргизии. Что касается последней темы, то министр иностранных дел Франции, отдав должное усилиям России и Германии по оказанию населению Киргизии гуманитарной помощи, заявил, что ожидает значительной помощи от Организации Объединенных Наций. ООН должна, с одной стороны, помочь узбекам, бежавшим из Киргизии, а с другой стороны, и принять меры, которые могли бы способствовать нормализации положения в стране и проведению там общенационального референдума по новой Конституции, назначенного на 27 июня.

Сергей Лавров особо подробно остановился на проекте введения безвизового режима для жителей Калининградской области и приграничных районов Польши:

Сегодня мы очень подробно обсудили конкретный аспект проблематики, касающейся свободы передвижения, а именно, возможности приграничного передвижения между жителями Калининградской области Российской Федерации и приграничными районами Польши. Мы с Радеком Сикорским некоторое время назад, в апреле, направили соответствующую просьбу в Брюссель с тем, чтобы в контексте тех исключений, которые предусмотрены в режиме Шенгена, сделать так, чтобы все жители Калининградской области могли свободно ездить в приграничные районы Польши. И мне очень приятно, что эту позицию сегодня активно, в политическом плане, поддержали наши коллеги из Франции и Германии, и мы договорились о том, что юридические аспекты этой ситуации мы будем стараться решить максимально оперативно. Это вопрос не праздный, он касается интересов простых людей: граждан Польши и граждан Российской Федерации, которые живут по обе стороны общей границы, которые регулярно общаются друг с другом. И нам надо сделать все, чтобы это общение было максимально комфортным и свободным.


Введение безвизового режима для жителей приграничных зон активно поддержал и министр иностранных дел Польши Радислав Сикорский, выразивший надежду, что соответствующее соглашение будет подписано уже в ближайшие месяцы. А, по мнению главы немецкой дипломатии Гидо Вестервелле, введение такого режима было бы и очень сильным политическим сигналом, особенно, если вспомнить историю европейского континента. Можно, наверное, сказать, что будущее соглашение по Калининградской области было основным достижением этой встречи. Что касается Молдавии и проблемы Приднестровья, то особых сдвигов здесь видно не было. Вопросами приднестровского урегулирования занимается так называемая группа "5+2", в которую входят ЕС, ОБСЕ, США, Россия, Украина, Молдавия и Приднестровье. Но особого эффекта работа этой группы не приносит.

Конечно, когда мы говорим здесь о «формате 5+2», то на ум приходят, прежде всего, не Соединенные Штаты, а Кишинев и Тирасполь. Вот это – две стороны конфликта, которые должны договариваться. Все остальные, включая Россию и Украину как посредников и гарантов урегулирования, включая ОБСЕ как посредника и включая Евросоюз и США как наблюдателей, должны сторонам помогать и создавать условия для того, чтобы этот формат мог договариваться, мог помогать достигать согласия. Пока таких условий не просматривается. Мы наблюдаем внимательно за тем, что происходит в Кишиневе: альянс, который пришел к власти, пока не может решить все проблемы, включая проблемы конституционного порядка. Там планируют провести и изменения Конституции, и новые выборы. Поэтому, конечно же, для того, чтобы этот формат работал эффективно и продуктивно, важно, чтобы одна из сторон конфликта определилась: кто говорит за руководство Республики Молдовы. Пока оттуда звучат достаточно противоречивые голоса, и это, естественно, не добавляет желания Приднестровью откликаться на предложения сесть за стол переговоров. Самое важное, что мы сегодня согласовали: то, что Россия и Евросоюз в рамках своего участия в «формате 5+2» будут максимально способствовать созданию условий для того, чтобы этот формат как можно скорее заработал.

Отдельное место заняла тема поставок российского газа в Европу в связи с возникшими российско-белорусскими осложнениями. Гидо Вестервелле заявил, что Германия рассчитывает на выполнение обязательств по поставкам газа как стран-поставщиков, так и стран-транзитеров.

Оптимизм выразил и министр иностранных дел России Сергей Лавров:

Не надо все так примитивно упрощать. У нас к Белоруссии отношение, во всех сферах без исключения, наверное, ближе и теснее, нежели между какими-либо другими государствами. А то, что какие-то проблемы возникают, так чем теснее контакты, тем больше практических вопросов, которые приходится решать. Я вчера уже на пресс-конференции в Минске имел возможность на эту тему говорить. Каждый должен заниматься своим делом. Между Москвой и Минском заключено огромное количество соглашений, договоренностей, контрактов. Вот те контракты, образно говоря, которые заключены между Министерствами Иностранных Дел, мы выполняем честно с обеих сторон. И так же надо выполнять все договоренности и соглашения в экономической, и в гуманитарной, и в любой другой сфере.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.