Диспетчеры в Смоленске дали пилотам президентского ТУ-154 команду "снижайтесь до 50 метров". Это, по обнародованной программой "Wiadomości" телеканала TVP 1 информации, следует из показаний пилота Як-40Артура Воштыла (Artura Wosztyla), которые он дал прокуратуре.

Як-40 с журналистами на борту вылетел 10 апреля из Варшавы раньше президентского самолета и сел в Смоленске около 7.20. Показания Воштыла существенно отличаются от того, что сообщил прокуратуре смоленский диспетчер Павел Плюснин. Он утверждал, что запретил пилотам ТУ-154  снижаться ниже 100 метров. На этой высоте пилоты и контрольная вышка должны были принять решение, продолжать ли посадку.

- Если бы оказалось, что эта информация правдива, это были бы очень важные показания, - считает адвокат Рафал Рогальский (Rafał Rogalski), представляющий интересы семей пяти жертв катастрофы. – Ведь из обнародованной стенограммы записи "черных ящиков" однозначно следует, что пилоты получили команду не сходить ниже 100-метровой высоты. А если контрольная вышка дала команду снижаться до 50 метров, возникает радикальное противоречие, которое повлияет на выяснение причин катастрофы и роли в ней диспетчеров.

По мнению Рогальского эта информация также будит "серьезные сомнения в достоверности стенограммы, которая была передана польской стороне".

Из стенограммы следовало, что диспетчеры предупреждали пилотов Ту-154 о необходимости резко поднять самолет вверх именно тогда, когда он очутился на высоте 50 метров. Откуда Воштыл узнал, какие команды давались экипажу президентского самолета? У него было включено радио, так что он слышал ведшийся на русском языке разговор. Он также якобы слышал, что пилотам ТУ-154 сообщили, что видимость на аэродроме составляет 400 метров.

По нашей информации Воштыл, дававший показания 21 апреля в варшавской  прокуратуре, говорил также о высоте полета российского Ила. Этот самолет должен был совершать посадку в Смоленске перед польским ТУ-154 (в конце концов он ушел на другой аэродром).

Воштыл сказал, что видел, как Ил пролетал над аэродромом "Северный" на высоте около 30-40 метров. Однако переговоров диспетчеров с экипажем он не слышал, так как тогда радио у него было выключено. Так что он не слышал и того, о какой высоте снижения договорился диспетчер с пилотами российского самолета.

- Я не могу давать какую-либо информацию на тему моих показаний в прокуратуре, - сказал "Rzeczpospolita" поручик Воштыл.

Связаться с прокуратурой вчера нам не удалось.

- Сложно делать какие-либо выводы на основании одной такой детали, - говорит вдова директора Института национальной памяти Зузанна Куртыка (Zuzanna Kurtyka), являющаяся одним из инициаторов создания объединения семей жертв – "Катынь-2010". Вчера это объединение призвало предпринять действия по передаче Польше обломков разбившегося под Смоленском самолета.

Тем временем прокуратура объявила, что у нее есть "часть часов" той же самой марки, что принадлежали погибшему главе Национального банка Польши, это стало реакцией на появившуюся вчера информацию о том, что вдова Славомира Скшипека (Sławomir Skrzypek) подала заявление о пропаже золотых часов и запонок мужа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.