Когда утром 10 апреля нам стало известно о катастрофе польского военного самолета, на котором летел президент Лех Качиньский со своими ближайшими соратниками, мы сказали себе: Катынь – это проклятое место! Уже 70 лет, с момента расстрела польских офицеров, она отравляет отношения Польши и России, а теперь нанесла и новый удар.

Однако в действительности все вышло совсем наоборот. Разделенный двумя нашими народами траур и высказанное российскими друзьями искреннее сочувствие открыли перед нами новый путь, путь к сближению. И это стало по-настоящему историческим событием. Как сказал спикер Совета Федерации Сергей Миронов, «Катынь – это наша общая боль и наша общая трагедия».

Как все прекрасно понимают, произошедшая под Смоленском трагедия не стала сама по себе причиной этого сближения. Тем не менее, она оказалась мощным катализатором политического проекта, реализацию которого два наших правительства начали еще год назад. Признаки этого процесса были заметны уже давно: присутствие Владимира Путина 1 сентября 2009 года на церемонии в пригороде Гданьска Вестерплатте, где началась Вторая Мировая война; участие Владимира Путина и Дональда Туска в мероприятиях в Катыни, посвященных памяти расстрелянных здесь польских офицеров; еще одна встреча двух премьеров три дня спустя перед обломками президентского самолета; не оставшееся незамеченным присутствие президента Дмитрия Медведева на похоронах Леха Качиньского и его супруги в Кракове.

Не стоит забывать и о практически не отраженном во французских СМИ предложении Москвы полькой армии принять участие в параде 9 мая на Красной площади вместе с солдатами из США, Великобритании и Франции. Этот немаловажный жест отдает должное место вкладу поляков в освобождение Европы. Кроме того, это было первым случаем появления в России военных из Польши как страны-члена НАТО. Напомним также и о пропитанном эмоциями послании брата покойного президента Ярослава Качиньского, в котором он поблагодарил российских друзей за каждую пролитую слезу. Во время похорон архиепископ краковский молился о «сближении и примирении двух наших славянских народов», а патриарх Кирилл вторил ему в ходе службы в Катыни и Смоленске.

«Мы прощаем»

Сближение двух стран выходит за рамки политики. Затрагивает оно и такую сложную область как диалог православия и католицизма, к которому стремился Иоанн Павел II. Тем не менее, в этом нет ничего удивительного: примирение Германии и Польши началось с писем епископов, в которых говорилось: «Мы прощаем и просим прощения!»    

Сегодня всем нам нужно вплотную заняться столь важным для будущего Европы примирением России и Польши. Этот процесс не будет быстрым и легким. На своем пути он вполне может встретить препятствия и натолкнуться на недоверие. Однако сегодня мы прекрасно осознаем открывшуюся перед нами историческую возможность, которую просто нельзя упускать. «Одно слово правды влечет за собой два разделенных историей великих народа. Два народа, которые ищут более короткий и прямой путь к примирению», - сказал Дональд Туск в Катыни.

Мир в Европе способствует расширению взаимопонимания между различными народами, которых история превратила в заклятых противников. Сближение России и Польши, как нам кажется, выходит далеко за рамки нормализации двухсторонних отношений. Его потенциал для будущего Европы должен подтолкнуть наших лидеров к примирению по опыту Франции и Германии. Правда и взаимоуважение, общие ценности и интересы, сотрудничество и соседские отношения – все это должно послужить основой для процесса, который в немалой степени поспособствует установлению нового партнерства России и Европейского союза и общего видения нашего континента в век глобализации.

Польша, Франция и Германия, которые 20 лет назад создали Веймарский треугольник, трехстороннюю платформу для обсуждения и принятия решений по проблемам Европы, недавно провели в Париже первое собрание своих министров иностранных дел с участием их российского коллеги Сергея Лаврова. Такая схема способствует процессу польско-российского примирения и позволяет использовать его на благо общеевропейских проектов. Каждый из трех этих народов располагает различным опытом взаимоотношений с Россией, и значит вместе они могут составить общее видение ситуации и предложить условия нашего сотрудничества. Есть столько вещей, которые мы можем сделать вместе, чтобы сблизить наши народы, укрепить доверие, облегчить взаимопонимание, модернизировать наши страны и наши экономики. Речь идет об очень широкой программе, и новое сотрудничество России и Польши должно сыграть в ней свою роль.

Пришло время, когда белый польский орел может без страха смотреть на своего двуглавого российского собрата. Орел – это символ наших стран. Кроме того, эта гордая птица волею случая нашла отражение и в обеих наших фамилиях: Орлов и Орловски.

Посол России Александр Орлов
Посол Польши Томаш Орловски

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.