Правящая партия "Общественная платформа", которую представляет новый президент Польши, не скрывает, что выстраивает с Россией абсолютно новые отношения. Крен в сторону Москвы стал особенно заметен во время последних договоренностей польского правительства с "Газпромом". Параллельно с подписанием российско-украинского договора "флот за газ" Россия и Польша обсуждали собственные газовые дела. Страны договорились увеличить объемы поставок энергоносителей и продлить существующий газовый договор. Впрочем, обещанного польским вице-премьером Вальдемаром Павляком подписания приложения к предыдущему газовому соглашению от 1993 года не произошло из-за вмешательства... Европейской Комиссии. Комиссия проверяет, не  противоречат ли польско-российские договоренности европейскому законодательству (в последнее время Евросоюз взялся за борьбу с монополистами в энергетическом секторе Европы).

Обычно Комиссия не занимается соглашениями, которые были подписаны перед вступлением страны в Евросоюз. И в этом случае речь идет только о дополнении к старому соглашению. Тем не менее, Еврокомиссия попросила предоставить полную документацию запланированного соглашения. По поводу этого соглашения забили в набат польские евродепутаты. Газовые отношения подвергали критике и бывший президент Лех Качинський и его политическая сила "Право и справедливость". Пикантности ситуации, однако, придает тот факт, что среди противников польско-российского соглашения оказался и евродепутат из правящей "Гражданской платформы" Яцек Сариуш-Вольський.

Ямальский корень

Нынешние польско-российские договоренности в значительной степени созданы ситуацией, которая сложилась между Россией и Украиной в начале 2009 года. Тогда при посредничестве RosUkrEnergo Польша каждый год покупала 3,2 млрд м3 газа, который транспортировался через Украину. Однако из-за российско-украинской газовой войны этот газ до польских потребителей не дошел. Поэтому Варшава решила начать переговоры об увеличении поставок голубого топлива по называемому ямальскому газопроводу.

Газопровод "Ямал" (проходит через Беларусь) - это результат контракта между Польшей и Россией, заключенного в 1993 году. Запустили его в 1999-м, а на полную пропускную способность вышли через шесть лет. На территории Польши газопровод контролирует концерн EuRoPol Gaz, в состав которого входят компании PGNі, Газпром, Gas Tradіng. В ямальском контракте зафиксированы также условия снабжения газом Польши.

С самого начала между польской и российской сторонами возникали конфликты. Первый касался так называемого пункта "бери или плати" (take or pay). Он содержался в договоре от 1996 года о количестве заказанного сырья: поляки обязывались платить за объем независимо от потребленного, а исходя из заказанного количества газа. Очень быстро оказалось, что потребность в газе гораздо меньше, чем записано в контракте. Другая проблема, по мнению критиков, - ценовая формула. Поэтому в 2006 году решили, что цена на российский газ будет определяться на базе стоимости нефтепродуктов, установленной на Роттердамской бирже. Расчеты осуществляют ежеквартально, пользуясь ценовыми формулами, заложенными в отдельных контрактах. Формула включает также роттердамские показатели, но не актуальные, а девятимесячной давности. Так что стоимость газа определяется на основе ситуации на рынке нефти трехквартальной давности. Это, плюс подписание контракта с RosUkrEnergo привело к тому, что лишь в 2006 году цена на газ для индивидуальных потребителей в Польше выросла на 10%.

Надо сказать, что установленная таким образом цена является тайной и общественность удовлетворяется лишь примерными подсчетами. Оппоненты договоренностей с Россией отмечают, что в политически критические моменты цена могла достигнуть даже $500 за тыс. м3 газа.

Рыльце в пушку

Чтобы понять энергетические вопросы в Польше, нужно помнить об изменениях, которые произошли на польском энергетическом рынке после 1989 года. Процесс перехода к рыночной экономике требовал соотношения цен на горючее и энергию с реальной стоимостью их добычи, транспортировки и переработки, закупочными ценами. Так, в январе 1990-го цены на горючее и энергию было существенно повышены (в среднем в четыре-семь раз, а для населения даже в пять-десять раз!). Плата за тепло для жилищных хозяйств росла гигантскими темпами. Например, в 1990 году - на 900% (!), в 199-м - на 200%, 1992-м - на 97%. И так практически до конца 1990-х. До сих пор обогрев в Польше происходит преимущественно за счет угля, который играет главную роль в энергетическом балансе страны. Тем не менее, эксперты прогнозируют, что до 2015 года потребление газа возрастет более чем на 28%. В конце концов, его главными потребителями являются предприятия, прежде всего химической области.

Новые газовые соглашения предусматривают увеличение поставок российского газа в Польшу до 10,3 млрд м3. Контракт на поставку планируется продлить до 2037 года (предыдущий был до 2022-го). Следует добавить, что, вероятно, во время переговоров в декабре 2009-го польские партнеры принципиально хотели получить более низкую цену на газ, чем для Германии. В результате Газпром сообщил польской делегации завышенные данные о стоимости газа для немцев. Официально правительство объясняет, что подписание такого долгосрочного соглашения связано с гарантированным использованием ямальского газопровода, перспектива которого из-за проектов Nord Stream и South Stream была очень неопределенной. С польской стороны за газовые переговоры отвечал вице-премьер и министр экономики Вальдемар Павляк.

Сейчас Павляк ведет себя осторожно и перенес подписание соглашения, учитывая  расследование Еврокомиссии. Он уже не впервые оказался под обстрелом упреками со стороны оппозиции за якобы лоббирование российских интересов. Тогда говорилось также об энергетической области, только в сфере бензина, и о союз J&S Energy. Фирму J&S зарегистрировали в 1993 году на Кипре два музыканта украинского происхождения Вячеслав Смолоковський и Гжегож Янкелевич.

Оба приехали в Польшу в 1980-х, получив польское гражданство в 1990-х. Общественность узнала о фирме в 2002 году, когда следственная комиссия начала изучение контракта на поставки нефти, подписанного между J&S и PKN Orlen. Параллельно следствие вела польская контрразведка, поскольку появилась информация, что основатели фирмы могли быть связаны с российскими спецслужбами. Тем не менее, ничего не доказали. Интересно, что в свое время оба бывших музыканта получили согласие на пребывание в Польше на основании документов, выданных фирмами, которые торговали оружием. Сами же они в интервью утверждали, что капитал на свой топливный бизнес заработали, торгуя джинсами. В 2006 году Mercurіa Energy Group (настоящее название фирмы) зарегистрировала $20 млрд оборота. Пикантности добавляет факт, что в руководстве фирмы находятся политики, связанные с партией Вальдемара Павляка. В 2007 году на J&S Energy было наложено рекордное взыскание - 452 млн злотых - за невыполнение обязательства обеспечивать трехпроцентный резерв топлива. Павляк, будучи вице-премьером, отменил это взыскание. В конце концов, суд признал, что наказали безосновательно. Тем не менее, оппозиция продолжает иметь претензии к вице-премьеру, а он, в свою очередь, как кандидат на президентских выборах не желает создавать прецеденты для очередных обжалований.

Новый контракт с самого начала вызвал немало эмоций в оппозиции. Ведь фактически он блокирует диверсификацию снабжения газом. Именно этот аспект на протяжении нескольких лет был одним из основных пунктов политики Леха Качинського в вопросе энергетической безопасности. И проекты, которые диверсифицировали бы снабжение газом Польши, до сих пор не приняты. В случае с нефтью такую возможность должен был гарантировать нефтепровод Одесса - Броды, а в ситуации с газом - сначала поставки из Норвегии, а в последнее время терминал для сжиженного газа, который поставляется морским путем.

Дело Леха Качинського

Польская оппозиция делала особое ударение на невыгодной ценовой формуле, т.е. на привязке к цене нефти. Противники этого решения напоминали правительству, что на Западе есть более полезные и удобные ценовые формулы. Речь идет о том, что теперь во время расчета цены кое-где частично используют привязку к цене сжиженного газа. Вдобавок,  как подчеркивают оппоненты, излишек газа в Европе дает покупателям топлива лучшие позиции для переговоров, а на это в Польше внимания не обратили.

Депутатский запрос группы парламентариев оппозиционной фракции "Право и справедливость" содержит аж 31 вопрос относительно правомерности контракта. Член Совета Безопасности в Канцелярии президента Качинського Петр Наимски в марте этого года подчеркивал, что подписание соглашения вызовет рост цен на газ для населения. Однако компания PGNі отвергает эти упреки. Она уверена, что цены на газ будут пересмотрены. Наимски, как и другие депутаты ПиС, считает, что с россиянами можно было подписать краткосрочные контракты на 2 млрд м3 газа, которых, собственно, не хватает.

Остальная критика касалась потери контроля польской стороной над кампанией EuRoPol Gaz, которая руководит газопроводом на польской территории, вследствие изменения структуры собственности. Речь идет и об искусственном ограничении доходов EuRoPol Gaz за транзит газа. Как отмечает польский бизнесмен Александр Гудзоватый, "в 2004 - 2008 годах годовой доход EuRoPol Gaz составлял порядка $92 млн, а в 2009-м - свыше $36,5 млн". Гудзоватыий хорошо знает, что говорит, ведь его фирма Bartіmpeks владеет 36% акций компании Gas-Tradіng, которая, в свою очередь, имеет 4% акций в EuRoPol Gaz. При новом разделе эти акции выкупит Газпром или PGNі.

Вообще упреков из стороны оппозиции гораздо больше, но вице-премьер Павляк называет подписание соглашения успехом, который обеспечит Польше стабильные поставки газа на продолжительный период. А тем временем, дескать, можно будет искать альтернативных поставщиков и развивать свою добычу, которая на сегодня составляет около 4 млрд м3 в год. Правда, на протяжении 10-15 лет ситуация может измениться, поскольку недавно мир облетела новость, что в Польше могут находиться огромные залежи сланцевого газа от 1,5 до 3 млрд м3. В перспективе Польша могла стать одним из основных поставщиков газа в Европу. Зачем тогда соглашение с россиянами?

Ситуация с польско-российскими договоренностями доказала, что энергетический рынок непрозрачен не только в Украине, но и в Польше. Постепенно он становится элементом политической игры России. Об этом свидетельствуют хотя бы попытки Газпрома изменить отношение поляков к себе, например, проводя пиар-кампании в университетах. Недавно с открытой лекцией в Университете имени Адама Мицкевича в Познани выступил Валерий Мусин, член Совета директоров Газпрома и бывший учитель президента Дмитрия Медведева. Он рассказал о Газпроме, Nord Stream и South Stream в контексте энергетической безопасности Европы. Смысл лекции можно свести к тезису: только Газпром способен гарантировать энергетическую безопасность в Европе. Еще больше шума подняло соглашение между Газпромом и EuRoPol с Варшавским университетом о финансировании стипендий обеими компаниями для аспирантов, которые занимаются польско-российскими отношениями. Вообще предполагается 18 стипендиатов - по девять от Газпрома и EuRoPol. Бюджет проекта - около €100 тыс. Группа студентов вышла с демонстрацией против подписанного соглашения. Среди лозунгов было и такое: "Объединимся с Газпромом, Москва снова будет домом".

Скорее всего, что настойчивое привязывание поляков к российскому газу, еще и на столь продолжительный период, связано со специфическим прагматизмом нынешней властной команды Польши. Кажется, польское правительство хочет показать, что смотрит на энергетическое сотрудничество с Россией без идеологии и трактует это как чистый бизнес. Не исключено также, что на вице-премьера Павляка влияет неофициальное промышленное лобби предприятий, производственный цикл которых опирается на газ и которым во время газовых кризисов уменьшали поставки газа. Многие политики из разных партий, в частности и Польской народной партии (SLD), состоят в руководствах предприятий, поэтому сомнения относительно чистоты связей политики с бизнесом возникали не раз. В теориях заговоров (которые по обыкновению сопровождают такие события) утверждается, что россияне имеют досье на польских политиков.

Договор между Россией и Польшей особенно показателен, учитывая то, что происходит в Европе. Начинается настоящая диверсификация поставок газа на европейский континент, в частности из Норвегии и Катара. И вдобавок, европейские страны планируют уменьшить долю газа в энергетическом балансе в пользу возобновляемых источников энергии. Поэтому не только европейские, а и некоторые российские эксперты говорят о начале конца могущества Газпрома в Европе. И потому европейцев удивляет позиция польского правительства, которое хочет на столько лет закрепить Газпром на рынке Польши. Москва же свои позиции на европейском газовом рынке так просто не отдаст. Особенно если имеет такие тесные связи с польской властью.

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.