Авторам сказок и народных романов уже давно известно, насколько наша душа жаждет счастливого конца. «Выйдет ли, наконец, Эсмеральда за Родриго вопреки всем интригам и козням?» - спрашиваем мы себя после очередной серии теленовеллы. Если да, то действие в этот момент прекратится, потому что после каждого счастливого конца рано или поздно все начинает идти не так.

А что вообще такое счастливый конец для человека? Наверное, человек должен реализовать весь потенциал, заложенный в нем. В прошлом говорили и о счастливой смерти – в постели, среди близких людей, после всех священных ритуалов и после раздела имущества в последнем официальном документе. Сегодня любая смерть воспринимается как несчастье, как печальная оплошность системы здравоохранения.

Но хотя бы временные счастливые концы нам по-прежнему необходимы, стареющий Дарвин даже писал, что счастливое завершение романов должен предписывать закон. Постепенно старея, я начинаю его понимать…

Молодые склонны к жестокости и экспериментам. В это время мы, как правило, ловим голубей и мучим их, пытаясь разгадать тайну полета. А потом мы с большей радостью просто подсыпаем им корм и радуемся тому, что им нравится. Мы хотим, чтобы все заканчивалось хорошо не только у людей.

Тот, кто хотя бы раз видел колонию морских котиков, знает, какой там царит переполох и сколько детенышей ищут своих матерей, которых они потеряли из виду. Кино для телевидения или видеоклип по большому счету можно снять только о том котике, который в итоге чудом найдет свою маму. История о детеныше, который гибнет после отчаянных поисков, конечно, потрясет зрителей, но видеть такое кино они точно не захотят.

Один мой ровесник, которого я недавно встретил, говорил мне, что после 50 рассказы о рае ему уже не кажутся такими глупо невероятными, как это было в 20 лет. Только вот…
 
А в 80 рассказы о рае мы будет считать чистым реализмом. Но могла ли сказка о Красной Шапочке закончиться вот так: волк прекрасно пообедал и отправился за другими честными девочками? Едва ли.

Карел Чапек очень точно написал, что служанка Мария, под утро откладывавшая в сторону роман, где бедная цветочница выходит за промышленника, может быть, и ошибается, если говорить о статистической вероятности, но она точно не ошибается в своей вере в некий метафизический порядок в мире, ведь именно эта вера заставляет нас жить.

Роман о несчастном человеке, которому становится еще хуже, требует определенного душевного настроя, чтобы в итоге получить от этого какую-то скрытую радость.

От того, что вместо господина мы работаем «на себя», то есть на свою семью, фирму или институт, наша жизнь не стала намного радостней, и «счастливого конца» или хотя бы надежды на него мы ждем не меньше, чем Мария Чапека.

Смысл существования необходим нам. Примо Леви в своих воспоминаниях о концлагерях нацистской Германии пишет, что во время эпидемии тифа беда один из лагерных бараков обошла стороной. И дело было не в более хорошем питании и не в каких-то мерах по дезинфекции, просто одна старушка каждый вечер там рассказывала сказки.
 
Надежда, пусть и напрасная, невероятно важна не только для людей, но и для животных. Не в самом красивом, но поучительном эксперименте бросим двух лабораторных крыс в одинаковые сосуды с водой. Одна утонет примерно через час, а вторая, у которой в воде будет плавать кубик из полистирола (со стороной где-то в один сантиметр), создающий впечатление, что на него можно легко забраться, выдержит 24 часа.

Новости, которые прямо у нас в гостиной в красках рассказывают о несправедливости и обо всех ужасах, случившихся сегодня на нашей планете, большинство зрителей смотреть не станут и переключат на соседний канал. Со вчерашнего дня им не дает покоя одна мысль: выйдет ли, наконец, Эсмеральда за Родриго вопреки всем интригам и козням?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.