В телевизионном интервью на прошлых выходных литовский президент Далия Грибаускайте (Dalia Grybauskaite) подчеркнула растущую обеспокоенность своей страны угрозой возможного тактического ядерного удара со стороны России.

На вопрос, почему она не присутствовала на обеде во время российско-американских переговоров о сокращении стратегических вооружений (СНВ) в Праге в апреле, заданный президенту этой балтийской страны на телеканале TV3, Далия Грибаускайте ответила: «Понимая, что ситуация может оказаться идущей вразрез с интересами восточноевропейских и балтийских стран, я не испытывала желания идти пить шампанское за этот проект».

Вильнюс заявляет, что не доверяет новому договору СНВ, потому что в нем ничего не говорится о тактическом ядерном оружии.

Договор по определению касается только оружия с системами доставки на 5 500 километров и более. Но Литву больше тревожит «тактическое» оружие ближнего радиуса действия, которое Россия развернула у ее границ. В частности, Литва опасается «ядерных фугасов» - бомб, которые умещаются в большой рюкзак. Десантникам не составит труда доставить их в тыл противника, а между тем они способны разрушить инфраструктуру и сделать непроходимыми целые районы.

Дариус Семашка (Darius Semaska), главный советник Грибаускайте и бывший посол Литвы в комитете по политическим вопросам и вопросам безопасности Европейского совета министров, заявил, что Вашингтон с апреля немного успокоил встревоженного литовского президента.

Он отказался уточнить подробнее, что он имеет в виду, но добавил: «Это [проблема тактических вооружений], конечно, вопрос, вызывающий озабоченность. Они расположены очень близко к нашей границе, к нашей территории».

«Мы хотели бы большей прозрачности. Ключевым вопросом является прозрачность и меры по укреплению доверия. Мы постоянно напоминаем об этом российской стороне. Надеемся, что в какой-то момент российские коллеги ответят нам».

Эксперты по контролю вооружений не считают, что Россия держит наготове ядерные фугасы.

Директор Берлинского информационного центра по трансатлантической безопасности (Bits) Отфрид Нассауэр (Otfried Nassauer) заявил, что если бы Россия до сих пор держала на вооружении подобные системы, это было бы серьезным нарушением обещаний, содержащихся в «Президентских ядерных инициативах», согласованных с Западом в начале 1990-х годов.

«С 1980-х они не изготовили ни одного нового ядерного фугаса. Насколько мне известно, все они были сняты с вооружения и перевезены на центральные оружейные склады, где дожидаются уничтожения. Ходили слухи, что несколько таких систем потерялось. Но позднее русские заявили, что вернули все», - рассказал директор.

«Наши друзья из стран Балтиии и из Польши настроены в этом отношении более скептично и допускают, что некоторые фугасы все еще находятся на вооружении у российской армии».

По его оценкам, у России имеется еще от 2000 до 2200 единиц тактического ядерного оружия, либо на вооружении, либо подлежащие быстрой мобилизации: речь идет о зенитных снарядах, крылатых ракетах на борту военно-морских кораблей и бомбах класса воздух-земля. НАТО, в свою очередь, располагает 150 – 200 единицами тактического оружия в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции.

«Чего они [страны ЕС и НАТО, граничащие с Россией] могут и должны бояться, так это бомб. Бомбу можно доставить на самолете», - пояснил Нассауэр.

Директор Bits полагает, что Литве не нравится договор СНВ не потому, что исключает вопрос тактических вооружений, а потому, что он мог бы привести к выводу натовского тактических средств сдерживания из Европы.

«НАТО хочет, чтобы Россия убрала свое тактическое оружие за Урал. Россия требует, чтобы за это США вывели свои тактические вооружения из европейских стран-членов НАТО. Но некоторые государства, недавно вступившие в блок, не хотят ни того, ни другого. Они опасаются, что США с готовностью пойдут на вывод своих вооружений», - комментирует он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.