14 апреля 2006 года. Звонит мобильный телефон сотрудника министерства внутренних дел Грузии Гиоргия Чахнашвили. Полицейский чин снимает трубку. Звонок исходит с номера, который не  определяется.

- Кто звонит?

- Здорово, это Захария,- отвечает ему собеседник по-русски.

- Что Вам нужно,- спрашивает его сотрудник МВД.

Звонящий переходит на грузинский язык и выпаливает:

- Я вор в законе Шакро Калашов. Мне  стало известно, что вы задержали вора в законе Джемала Шавладзе и моего друга Мурмана Паилодзе. Это предупреждение. Перестаньте судить и арестовывать воров. Если вы этого не сделаете, мы объединимся против грузинской полиции. У нас там есть друзья и братья.

Произнеся эту угрозу, ничто не указывало на то, что Захария Калашов, или Шакро-Молодой, станет следующим вором в законе, который окажется за решёткой. В мае того же года уголовный авторитет был арестован в Дубае, и в отношении его проводятся следственные действия, в результате которых ближайшие 20 лет он может провести за  решёткой. В прошлую среду Верховный Суд Испании, приговоривший Калашова к лишению свободы на семь с половиной лет за отмывание денег, рассмотрел  вопрос о его выдаче Грузии, где вор в законе должен предстать перед судом по обвинению в организации преступной группировки и похищении гражданина США.

В документах по этому уголовному делу содержатся новые детали преступной биографии и статуса Калашова в иерархии организованной преступности. 57-летнему вору в законе было всего 18, когда он вошёл в число авторитетов преступного мира СССР. Это было в 1971 году, в самый разгар эпохи развитого социализма, когда на воровской сходке в Тбилиси уже покойный Авдо Мирзоев, в соответствии с традициями, родившимися в период массовых репрессий 30-х годов в системе ГУЛАГа, «короновал» Калашова.

Отбыв несколько тюремных сроков между 1971 и 1985 годами, авторитет уехал из Грузии и в 1989 году обосновался в Москве. С тех пор его влияние усиливалось благодаря поддержке другого вора в законе, связанного с Испанией. Тариэл Ониани, которому спустя несколько лет, в 2005 году, удалось покинуть свой дом в Барселоне до того, как туда нагрянула полиция,  помог Шакро «занять своё место среди преступного мира» российской столицы. Именно так он вошёл в мир игорного бизнеса, торговли наркотиками и оружием, хотя при этом никогда не упускал из виду Грузию.

В Тбилиси он получил контроль над двумя казино и построил себе виллу из 62 комнат, что весьма характерно для подобных криминальных лидеров. До того, как он был арестован и передан испанским правоохранительным органам, грузинская полиция обнаружила, что с помощью своих друзей Александра Курасбедиани и Звиада Папиашвили –тоже воров в законе- Калашов обложил в тбилисской тюрьме №5 данью других заключённых. Собранные с них деньги помещались в общую кассу для «поддержки воров в законе и остальных членов преступного сообщества», сообщает грузинская прокуратура.

Но самое тяжкое обвинение против него – это похищение американского гражданина армянского происхождения Александра Крайне. В сопровождении одного из своих людей Калашов встретился с ним на автомобильной стоянке около гостиницы Sheraton в Тбилиси 18 июня 2000 года, после чего Александра никто больше не видел. Через несколько дней Шакро позвонил по телефону его супруге и сказал, что её муж похищен, предложив не заявлять об этом в полицию и перевести 1,2 миллиона долларов на счёт в один из банков Кипра. Требование она выполнила, но мужа так и не увидела.

До своего переезда в Испанию Шакро укрепил воровские традиции, разграничил зоны влияния среди различных уголовных авторитетов и набирал всё большее влияние. Теперь именно он созывал сходки, где «короновались» новые воры в законе. Новые члены закрытого преступного сообщества, основанного на неукоснительном следовании традициям воровского мира, и беспощадного в достижении своих криминальных целей. Именно эти качества и помогали им выживать в лагерях.

Друзья и бизнес в Испании

Сходка состоялась 11 сентября 2005 года в Москве. Два новых криминальных авторитета -Сандро Курасбедиани и Георгий Лобжанидзе - были «коронованы» в воры в законе. Их рекомендовали одни из самых влиятельных воров в законе на постсоветском пространстве Шакро Калашов  и Георгий Шушанашвили. Калашов организовал сходку из тбилисской тюрьмы, где он в то время находился.

Прокуратура Грузии в своих следственных материалах отмечает прекрасные отношения между обоими, характеризуя их «близкими и дружественными». Как и клан Калашова, группировка Лаши Шушанашвили обосновалась в Испании. Его брат Кахабер, отвечавший за деятельность группировки в Европе, координировал из Барселоны отмывание денег, полученных в результате краж и нападений, до тех пор пока не был задержан 15 марта в ходе операции «Хава» (Java), главной целью которой был его брат.

Однако находившемуся в Греции Лаше удалось ускользнуть. В одном из телефонных разговоров, перехваченных за тот короткий период, когда Калашов был выпущен на свободу под залог, прозвучала такая фраза: «Шакро вышел из тюрьмы. Вот увидишь, какого он всем жару задаст», сказал с большим уважением объект слежки.