В зависимости от точки зрения, арест поляками Ахмеда Закаева можно расценивать: как позорный знак возвращения вассальной зависимости страны от России, как замысловатые па, возникшие в результате смешения принципов и реальной политики, как типичное польское головотяпство или как хитроумный план, рассчитанные на привлечение внимания к чеченскому вопросу.

В итоге результат, безусловно, оказался потрясающим для чеченской стороны: акция Польши обратило внимание общественности на существование ссыльного правительства, придерживающегося умеренных взглядов, а обрушившееся на Закаева преследование лишь способствовало укреплению его морального авторитета. Приятно было бы думать, что мы имеем дело с продуманным планом. Но я в этом сомневаюсь.

Были времена, когда Польша относилась к чеченскому народу как добрый друг, пренебрегая тем, что это наносит ущерб её связям с Кремлём. Я уверен, что последний президент Польши, Лех Качиньский, или даже нынешний министр иностранных дел Радек Сикорский (Radek Sikorski), лет десять назад, когда им была свойственна определённая дерзость, были бы рады провести всемирный конгресс по чеченскому вопросу в своей родной Польше. Ведь это славные парни, а не сумасшедшие исламские экстремисты, к тому же находящиеся в оппозиции удушающему режиму кремлёвского ставленника, диктатора Рамзана Кадырова.

Конечно, московские власти ненавидят саму идею об уважаемом, чётко излагающим свою позицию чеченском руководстве. Они предпочитают изображать всех ссыльных чеченских представителей террористами: людьми, совершающими жестокие акты насилия в школах и театрах и водящих дружбу с Талибаном.  Между тем, Закаев открыто и неоднократно осуждал нападения на гражданских лиц (и надо сказать, остатки вооруженных сил сопротивления в Чечне ненавидят его).

Стоит напомнить, что в начале правления Владимира Путина российские власти даже вели переговоры с Закаевым, прилетавшим в московский аэропорт Шереметьево на турецком самолёте для единственной, так и оставшейся безрезультатной, встречи.

Польские власти явно руководствовались в своей политике не реальным положением дел. Тут дело было в чём-то другом, но в чём же? Было ли это попыткой убрать все препятствия планируемому на конец года визиту российского президента Дмитрия Медведева? Вряд ли: поляков тревожит не Медведев, а Путин, нынешний премьер-министр России. А ублажить российские власти можно было единственным способом: предоставив Закаева своей судьбе в пределах самой России. Если целью было избежать проблем, Закаеву лучше было бы вовсе не приезжать в Польшу. И устроить это было бы легко: вежливый отказ в выдаче визы прошёл бы практически незамеченным.

Так что вряд ли в этом жесте можно усмотреть польское угодничество перед Россией. Не было тут и ни капли дипломатического расчёта. Своим довольно неуклюжим поступком, арестом Закаева (которого можно считать кем угодно, но только не беглым преступником: ведь он уже сам явился в прокуратуру) Польша вызвала раздражение у людей, обеспокоенных судьбой Чечни, нисколько не задобрив при этом Россию. В ситуацию пришлось вмешаться премьер-министру Дональду Туску (Donald Tusk), ненавидящему излишнюю полемику. 

Наиболее вероятным объяснением происшедшего является путаница и отсутствие порядка, а не конспирация. Если предупреждение Интерпола сохраняет свою актуальность, власти, конечно, должны действовать. Возможно, что польское правительство не вполне отдавало себе отчёт в планах прокуратуры в отношении Закаева до тех пор, пока не стало слишком поздно, чтобы им можно было как-то воспрепятствовать.

Все это оставляет неприятное впечатление. В дипломатическом, экономическом и военном отношении Польша занимает заметное положение среди недавно присоединившихся восточных членов Европейского союза. Они склонны видеть в ней своего лидера. Другие страны знают, что Польша не всегда бывает на высоте, что ей ещё предстоит наладить отношения с Францией, Германией, Россией. Но им хотелось бы видеть, что польское правительство действует последовательно и компетентно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.