Все указывает на то, что прогремевшее 15 лет тому назад дело "Олина" было провокацией российских спецслужб, направленной на компрометацию Польши на Западе. Так считает Андрей Солдатов – соавтор книги "Новое дворянство" о том, как при правлении Путина тайная полиция вернула себе контроль над российской политикой и экономикой.

У Григория Якимишина – российского дипломата, с которого началась самая громкая шпионская афера современной Польши – все в полном порядке, он живет в Москве и еще несколько лет назад работал на российские спецслужбы. Gazeta Wyborcza писала об этом шесть лет назад, но тема не вызвала тогда особого резонанса. Сейчас эту историю более детально описали Андрей Солдатов и Ирина Бороган в своей книге о российских спецслужбах, только что опубликованной в США и Великобритании. 

В июне 1995 года офицер польской разведки Мариан Захарский (Marian Zacharski) завербовал российского дипломата, работающего в Варшаве – Григория Якимишина. Якимшин был офицером разведки и, как он сказал Захарскому, вел самого важного агента в Польше – являвшегося в 1995 году главой правительства Юзефа Олексы (Józef Oleksy).

В течение следующих месяцев польская разведка собирала доказательства шпионской деятельности премьера, а бывший в то время главой МИД Анджей Мильчановский (Andrzej Milczanowski) в декабре 1995 публично обвинил премьера в работе на российскую разведку. 

В это же время Якимишин уехал в Москву и пропал. В польской прессе появлялось его имя и спекуляции на тему его судьбы. Офицеры разведки в своих интервью намекали, что Якимишин заплатил головой или как минимум многолетним заключением за то, что он сдал полякам своего самого лучшего шпиона.

Из-за отсутствия доказательств прокуратуре в итоге пришлось закрыть следствие по делу российского шпиона под кличкой "Олин" (так называл Олексы Якимишин). В следующие годы в Польшу доходили различные слухи о том, что стало с Якимишиным.

В 2004 году Андрей Солдатов и Ирина Бороган нашли его, когда собирали материалы по делу Игоря Сутягина – военного аналитика из московского Института США и Канады, которого ФСБ обвинило в передаче секретной информации британцам. Сутягин предстал перед судом в Калуге в 2001 году, суд отклонил обвинение, признав, что у ФСБ нет никаких доказательств. Ведущие дело офицеры контрразведки, однако, уже успели получить за этот успех награды, так что ФСБ направило дело на новое рассмотрение в московский суд.

Сутягин потребовал, чтобы новый процесс проходил с участием присяжных, это был новый институт, введенный тогда в уголовное право. Процесс шел так, как хотелось защите, но через три месяца судья неожиданно заявил, что он не может далее вести это дело. Новая судья вызвала новых присяжных и в марте 2004 года начался новый судебный процесс. Всего месяц спустя присяжные признали Сутягина виновным, а судья приговорила его к 15 годам колонии.
Только через четыре месяца адвокаты Сутягина узнали, что среди новых присяжных был один, который должен был участвовать в другом процессе в совершенно другом суде. Но он вразрез закону был переведен на процесс Сутягина и включен там в состав присяжных.

Этим загадочным присяжным был Григорий Якимишин. Российский закон не позволяет бывшим или действующим офицерам секретных служб быть присяжными заседателями. Однако когда суд опрашивал кандидатов об их профессиональном опыте, Якимишин скрыл факт, что он много лет работал сначала в советской, а потом в российской разведке.

- Мы сопоставили фамилию Якимишин с информацией из т.н. "белой книги" по делу Олина, - рассказал нам Солдатов. – Ирина тогда позвонила Якимишину домой. Она спросила его прямо, было ли дело Олексы провокацией российских спецслужб. Он не стал отрицать, а только рассмеялся. Позже он уже не хотел с нами разговаривать. Когда мы опубликовали статьи на эту тему в "Московских новостях" и в Gazeta Wyborcza, он не стал требовать от нас опровержения, он вообще ничего не отрицал. 

Солдатов и Бороган описывают участие Якимишина в шпионском деле Сутягина как пример того, как тайная полиция манипулирует в России правосудием. Для Польши же факт, что Якимишин не только жив, но проживает в Москве и работает на спецслужбы – это, прежде всего, серьезный знак, что Якимишин никого полякам не выдал.

Российская разведка очень сурово относится к предателям. В годы холодной войны большинство из них практически сразу же расстреливали (один из них, как утверждает ходящая среди историков легенда, был даже повешен на мясницком крюке и сожжен в доменной печи, а видеозапись его казни показывали молодым работникам КГБ), а в последующие годы – всех приговаривали к многолетнему заключению в колонии. Просто не возможно, чтобы Якимишин после такого предательства, смог продолжать работать в контрразведке.

Разумеется, мы не знаем, было ли то, что он раскрыл фамилию Олексы польским офицерам, просто придуманной им небылицей, или (что более правдоподобно) сознательным обманом поляков.

Но мы знаем, что дестабилизация польского правительства в 1995 году была россиянам на руку. Афера "Олина" для западных скептиков была доказательством того, что Польша не годится в НАТО. Противники расширения Альянса использовали эту историю, чтобы показать, что либо российские спецслужбы контролируют Польшу, либо польские спецслужбы вышли из-под гражданского контроля и способны ради собственных целей свергнуть правительство.

- Это новость нас потрясла, - рассказывал нам в 1999 году Николас Рей (Nicholas Rey), уже покойный американский дипломат, который в 1995 году был послом США в Варшаве. – Мы не опасались, действительно ли Олексы является шпионом, но мы боялись, сработают ли ваши демократические институты, такие как прокуратура и суд.

Тогда существовал и третий фатальный для кандидатуры Польши сценарий. Министр Мильчановский обвинил Юзефа Олексы в шпионаже непосредственно перед окончанием президентского срока Леха Валенсы. В окружении президента появилась идея не отдавать власть Александру Квасьневскому, который представляет тот же политический лагерь, что и Олексы и сам наверняка является агентом. Если бы Валенса не признал тогда результатов демократических выборов, Польша была бы сразу же исключена из очереди в НАТО.

В каждом из этих сценариев Россия достигала бы своей основной в то время цели в отношении стран Центральной Европы: она бы заблокировала или, по крайней мере, на долгие годы задержала расширение НАТО. Так что если афера "Олина" была подстроенной российской операцией – это была блистательная и проведенная в духе лучших традиций царской охранки и советского КГБ  провокация секретных служб.

- У меня нет стопроцентных доказательств, но выглядит логично, что Якимишин хотел обмануть польскую разведку, - сказал Gazeta Wyborcza Солдатов.

В своей книге Солдатов и Бороган, журналисты известного портала Agentura.ru, описывают возрождение мощи ФСБ, т.е. российского управления госбезопасности. После того как в 1999 году бывший до того момента директором ФСБ Путин занял пост премьера, он начал вводить изменения, резко расширившие полномочия этой организации.

Офицеры ФСБ начали лучше зарабатывать, повысился упавший в 90-е годы моральный дух. Когда Путин вскоре стал президентом, его давние соратники начали занимать высокие должности в политике и бизнесе.

В книге Солдатова и Бороган есть множество описаний ситуаций, как действующие и бывшие (но остающиеся в т.н. активном резерве) офицеры спецслужб занимают все более широкие сферы публичной жизни России. Они получают высокие посты не только в государственной администрации, но и в бизнесе, и даже в спорте (по традиции клуб "Динамо" Москва с его сильными отделениями футбола и, например, волейбола контролируется генеральством ФСБ).

Журналисты также описывают, как в нескольких эксклюзивных населенных пунктах в Подмосковье принадлежавшая когда-то МВД и КГБ земля была за бесценок распределена между офицерами высшего ранга. Один из участков, переданный несколько лет назад генералу ФСБ за несколько сотен долларов, выставлен сейчас на продажу за 2,5 миллиона долларов.

Офицеры также назначают на доходные места в частных и государственных компаниях своих родственников. Несколько дней назад Gazeta Wyborcza писала о том, что несколько сыновей и родственников генералов ФСБ работает в правлениях крупных банков.

- То, что мы описали известно российским читателям, потому что в течение почти 10 лет мы публиковали тексты на русском языке в Интернете, в "Московских новостях" и в "Новой газете", - говорит Солдатов. – Но в России не нашлось издателя, который бы согласился издать такой большой объем критических материалов о ФСБ по-русски. Поэтому мы написали книгу на английском и выпустили ее на Западе

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.