В 1949-м году под американским ядерным «зонтиком» был созван военный альянс НАТО. Ходила шутка, что он нужен, чтобы впустить американцев, не пускать русских и опускать немцев, и шутка это была настолько близка к правде, что даже неудобно. Этот ядерный блок наполовину ответствен за агрессивную гонку вооружений, расколовшую Европу, несколько раз чуть не уничтожившую весь мир и изуродовавшую политическую жизнь и экономику многих стран-членов, а также ввергшую СССР в нищету. Последнее обстоятельство, впрочем, стало причиной окончания «холодной войны». А что теперь? После развала Организации Варшавского договора прошло двадцать лет, Германия давно объединилась вновь — так зачем эта организация вообще нужна?

Лидеры двадцати семи стран НАТО соберутся в Лиссабоне с 19 по 21 ноября, чтобы договориться о новой стратегической концепции. Она должна отразить коренным образом изменившуюся ситуацию, свойственную XXI веку. Судя по всему, однако, ради того, чтобы унифицировать свою позицию, НАТО в очередной раз не сможет учесть одновременно свою роль и задачи в обеспечении международной безопасности и противоречия, проистекающие из его устройства и отношений с США и Евросоюзом.

Генеральный секретарь НАТО датский генерал Андерс Фог-Расмуссен совсем недавно выпустил два секретных документа, которые теперь распространяются в странах-членах альянса. Первый из них станет основой для короткого коммюнике, в котором должны быть изложены основные принципы будущей политики НАТО, а второй, гораздо длиннее, «подробно установит порядок реагирования НАТО и выделения подразделений и войск с целью ответа на разные виды нападений». Подробные оперативные сценарии, рассмотренные во втором из вышеупомянутых документов, будут секретными, но зато они отвлекут правительства стран НАТО от пустых банальностей, которыми, вероятно, будет пестрить коммюнике.

Когда Запад, казалось, победил в «холодной войне», Организация Варшавского договора была распущена. НАТО тоже надо было распустить, но вместо этого туда решили включить некоторые (но не все) страны ОВД. Это решение привело к возникновению до сих пор не разрешённого кризиса самосознания и масса упущенных возможностей создать более подходящие методы и способы сохранения безопасности в Европе и мире. Пятый параграф — клятва мушкетёров («один за всех, все за одного») — завели страны альянса в Афганистан, когда Аль-Каида устроила теракты 11 сентября 2001-го года. Но несмотря на политический пиар, десятилетие шли сражения и убийства, война по большому (и каждому) счёта проиграна, а Аль-Каида нашла иные убежища, в частности, в Пакистане и Йемене. Большую часть десятилетия НАТО занималось тем, что заклеивало растущие трещины, причём всё менее и менее убедительно.

Разногласия вокруг Афганистана усугубились в результате англо-американо-иракской войны, которая не стала войной НАТО из-за противодействия ряда влиятельных членов альянса, в том числе Германии и Франции, считавших эту войну незаконной и никому не нужной. Было и ещё два вопроса, расколовших НАТО в эпоху после окончания «холодной войны». Европейцы не переносят постоянных упрёков американцев в том, что они недостаточно «тянут лямку» в задаче обороны Европы, тогда как поступающий в основном со стороны США спрос на функциональную совместимость привёл к большим финансовым поступлениям в пользу оборонного сектора, поставлявшего большую часть вооружений и технологий, необходимых для приведения европейских вооружённых сил в оперативное соответствие превосходящей технике США. Второе — о чём и пойдёт речь в этой статье — это вопрос судьбы ядерного оружия в Европе.

Сейчас на континенте размещено порядка двухсот (смотря как считать) единиц американского ядерного оружия, распределённого по пяти странам: Германии, Италии, Бельгии, Нидерландам и Турции. Это бомбы B-61, ошибочно называемые тактическими ядерными вооружениями и предназначенные для сброса с самолётов. Многие из стран, на которые их изначально предполагалось сбрасывать, теперь входят в состав НАТО. Германия, Норвегия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург сейчас в очередной раз добиваются от НАТО отказа от этих небезопасных остатков прошлого и минимизировать роль ядерного оружия в жизни альянса, а вот ряд бывших стран восточного блока, в том числе Латвия и Польша, судя по всему, больше всего хочет, чтобы с ядерным оружием всё оставалось, как было. Поскольку невозможно размещать ядерные вооружения на территории стран бывшего восточного блока, не нарушив одного важного обязательства, данного альянсом в 1996-м году (в подтверждение данного госсекретарём США Уорреном Кристофером (Warren Christopher) обязательства под названием «Трижды “нет”»), представляется парадоксальным, что существуют станы, желающие, чтобы НАТО оставалось двухслойным и ядерным, но продолжало обрекать их самих выступать на вторых ролях.

Несколько дней назад целых тридцать пять европейских «тяжеловесов», включая бывшего канцлера Германии Гельмута Шмидта (Helmut Schmidt), бывших министров обороны Великобритании Майкла Анкрама (Michael Ancram), Тома Кинга (Tom King) и Молколма Рифкинда (Malcolm Rifkind), подписали обращение, опубликованное Объединением европейских лидеров (ELN) под эгидой бывших министров обороны и иностранных дел Деса Брауна (Des Brown) и Маргарет Беккетт (Margaret Beckett). Утверждалось, что с целью снижения роли и рисков, связанных с ядерным оружием, в мировом масштабе НАТО должно «сделать разоружение центральным элементом своего подхода к обеспечению безопасности». В то время, когда, судя по сообщениям осведомлённых лиц, в НАТО с трудом приходят к консенсусу по всем вопросам, кроме корявых формулировок прежних договоров, декларация ELN должна стать предупреждением, что надо не уклоняться от дебатов о ядерном оружии, как это делалось в 1999-м году, а корректировать свою стратегию с учётом реальных проблем в сфере безопасности, грозящих нам в настоящем и в будущем. Предлагается занять более конструктивную позицию при общении с Россией, задано несколько полезных вопросов о концепции ядерного сдерживания, а также указывается на противоречие между текущей декларативной политикой НАТО и политикой трёх его членов, имеющих ядерное оружие, то есть Великобритании, Франции (она пока не вступила в группу планирования по ядерному оружию, хотя при президенте Саркози Франция стала ближе к НАТО, чем когда-либо раньше) и США, особенно с тех пор, как администрация Обамы опубликовала в этом году свой «Обзор положения в ядерной сфере». Однако сами ELN уклонились от того, чтобы поставить под вопрос годность, функции, цену и стоимость упущенного в этом ядерном альянсе.

Дело не только в том, что имеющееся у НАТО ядерное оружие — это бесполезный анахронизм. НАТО как таковое уже пережило своё предназначение. Большинство членов НАТО отлично знают, что безнадёжно увязли в Афганистане и что нет никаких разумных вариантов применения ядерного оружия, от которого укрепилась бы безопасность членов НАТО (или они вообще сохранились бы) и не было бы нарушено международное право. Они произносят какие-то непонятные слова о «связности» альянса, о максимальной «страховке» и о необходимости дать гарантии странам, которые боятся террористов, России или же Ирана.

Некоторые говорят, что им нравится обещание президента Обамы стремиться к миру и безопасности, которое даст освобождение миру от ядерного оружия, но потом быстро повторяют за Обамой, что покуда ядерное оружие в мире есть, США от своего отказываться не должны. К сожалению, это противоречие, скорее всего, возникнет вновь и в новой стратегической концепции — в виде выражаемого на словах стремления к разоружению и нераспространению ядерного оружия вкупе с обещанием сохранить в распоряжении НАТО ядерное оружие до тех пор, пока оно будет иметься у кого-либо ещё. Что бы вы сказали своему другу-курильщику, если бы он пообещал бросить курить, но не раньше, чем умрёт?

Таков выбор, стоящий перед НАТО, перед ядерными державами, входящими в его состав, и перед всем миром. Недостаточно просто сокращать численность единиц ядерного оружия, хотя это и желательно. Если мы хотим не дать появиться новому поколению распространителей ядерного оружия, то нужно сделать самоё идею ядерного вооружения нежелательной и нелегитимной для всех. Сокращением численности и функций ядерного оружия стоит заниматься как промежуточной целью, но ведь к этому виду оружия массового поражения всё равно относятся как к чему-то очень ценному, что делает его привлекательным для всех остальных. Надо клеймить ядерное оружие как нечто негуманное и отвратительное, и вскоре его применение будет запрещено вообще, а значит, скоро оно будет отменено, что и станет лучшей гарантией уничтожения ядерной угрозы. НАТО имеет возможность показать всем, что ядерное оружие — бесполезное и опасное наследие эпохи «холодной войны», несовместимое с фундаментальными принципами безопасности и человечности, и что есть иные, лучшие способы строить общую безопасность и сдерживать агрессоров.

Если мы будем воспринимать ядерное оружие как проблему, доставшуюся нам в наследство от двадцатого века и подлежащую решению, а не как фетиш и инструмент с  большой стратегической ценностью, то у нас будет гораздо больше шансов путём диалога не дать Ирану рискнуть и попытаться завладеть ядерным оружием, ибо от этого не будет ничего хорошего или полезного. А то, что у России этих единиц антигуманности в десять раз больше, — это не страшно, а печально, особенно если учесть, что этой стране нечего и думать о применении хоть одной из имеющихся у неё двух тысяч «тактических» ядерных бомб, не подвергая собственный народ и собственную природу громадному риску.

Как и в случае с магией вуду, сдерживающий эффект ядерного оружия работает лишь тогда, когда в него верят все задействованные стороны. Мало того, что Европа и весь мир окажутся в гораздо лучшем положении с точки зрения безопасности, если у НАТО не будет ядерного оружия, — всем нам будет лучше, если НАТО самоуничтожится и освободит пространство для роста настоящих подходов к обеспечению коллективной безопасности. Вот что нам нужно, чтобы справиться с реальным терроризмом, с неуправляемым климатом, с бедностью, с контрабандой оружия, наркотиков и беззащитных людей в мировом масштабе, отчего несправедливо страдают женщины и молодёжь.

К сожалению, внутренние структуры НАТО настолько разобщены и неработоспособны, что, пусть даже кто-то и сможет задать правильные вопросы, никто не сможет организовать нужные перемены. Так что ждём, что на лиссабонском саммите опять будут заклеивать трещины, улыбаться и искать наименьший общий знаменатель, копаясь в мелочах, пока по всей планете бушует пожар.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.