«Мы сами это позволяем. Пора проснуться! Это задача для новой дипломатии ЕС», - призвал европейских лидеров французский эксперт Франсуа Годман (François Godement).

Прошедший вчера в Брюсселе саммит Китай – ЕС стал очередной демонстрацией бессилия Евросоюза перед ведущим экономическую экспансию Пекином. За ней, как предостерегают многие эксперты, может последовать и политика. «Не давите на нас!» – жестко парировал премьер Вэнь Цзябао (Wen Jiabao), когда глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу (José Manuel Barroso) повторял требования о повышении курса юаня к евро.

Поддерживание заниженного курса юаня, что благоприятствует китайскому экспорту (и вредит остальным странам) – это лишь один из примеров того, как Китай использует либеральный политический и экономический уклад мира (например, свободную торговлю) не подчиняясь ему у себя дома.

«В течение нескольких лет ЕС проводил политику привлечения Пекина, не ставя ему условий, и потерпел фиаско. Мы раскрывали объятия в надежде, что они начнут постепенно перенимать нашу политическую и экономическую модель. Тем временем китайские инвесторы разгуливают по Европе, а европейцев часто выгоняют из Китая. А об уступках в области прав человека лучше даже не вспоминать», - говорит эксперт Европейского совета по международным отношениям Франсуа Годман. Он призывает европейцев «начать наконец жесткую игру».

Китай воспринимает нынешний финансовый кризис, начавшийся с краха банка Lehman Brothers осенью 2008 года, как очередной этап экономической неразберихи, то есть, удобный случай для изменений в распределении мировых сил. Он стремится к значительному усилению своего влияния не только в Америке или Азии, но также, как объясняет Годман, на наиболее ослабленных перифериях ЕС. Например, Китай входит на рынок Греции, который от банкротства спасли деньги еврозоны, чтобы покупать там порты или заключать крупные контракты. И одновременно на государственных аукционах у себя он отказывает европейским контрагентам. «Мы распахнули двери, а они лишь их приоткрыли. У нас свободный рынок, у них протекционизм», - сказал один из брюссельских дипломатов.

Европейский комиссар по торговле Карел де Гюхт (Karel De Gucht) сообщил, что ЕС скоро разработает жесткие методы, чтобы заставить Китай допустить западные инвестиции на внутренний рынок, а также бороться с интеллектуальным воровством и китайскими подделками западных продуктов (в то время как китайские патенты на Западе строго охраняются).

В своем крайнем проявлении борьба за «взаимность» могла бы вылиться в европейские санкции, то есть угрозу закрытия европейского рынка для китайцев в тех же секторах, которые закрыты для Запада в Китае. «Выработка такой общей линии была бы огромным успехом главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон (Catherine Ashton)», - считает Годман.

Загвоздка в том, что в Европе сейчас есть лишь консенсус, касающийся продолжения эмбарго на продажу Китаю многих видов оружия, и это все. Единодушную политику в отношении Пекина сложно выработать даже в отдельных государствах, где крупный бизнес стремится вести как можно более активную торговлю без постановки политических условий. Ключевую роль здесь играет Германия, на которую приходится около 60% экспорта ЕС в Китай.

Вопрос установления справедливых принципов в торговле и политике между Китаем и Западом может, как предостерегают эксперты, потерять значение уже через несколько лет, когда китайские инвесторы настолько прочно обоснуются в Греции, Польше и других странах Евросоюза, что теоретическое введение санкций станет совершенно невозможным, так как будет противоречить законам свободного европейского рынка. «Европа еще не настолько задолжала Китаю, как США. Пока нам не приходится бояться, что они выкупят очередной транш наших облигаций. Поэтому нам следует твердо добиваться равных принципов», - призывает Годман.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.