Святополк более 1100 лет спокойно лежал в могиле, о которой никто не знает, где она, и еще недавно он радовался всеобщему уважению, будучи выдающейся исторической фигурой. Однако, как только бывшее правительство Роберта Фицо (Robert Ficо) решило сделать из Святополка «символ национального единства», разгорелись страсти и споры о трактовке национальной истории, с которой сам Святополк имеет мало общего. Ведь речь, скорее, идет о настоящем и собственно не столь отдаленном прошлом.

Перед самыми выборами в июне этого года правящая партия  Smer (за исключением оппозиции) в прямом телевизионном эфире организовала безвкусное празднество во дворе Братиславского града, в ходе мероприятия публике была представлена статуя Святополка на коне. Ее автор – один из самых жестких скульпторов времен нормализации Ян Кулих (Ján Kulich).

Когда оппозиция выиграла выборы, сразу же заговорили о том, что Святополка надо убрать. Новый председатель парламента Рихард Сулик (Richard Sulík), который, возможно, и разбирается в налогообложении, но об истории и искусстве не имеет ни малейшего понятия, создал комиссию историков, они и должны были решить судьбу статуи. Комиссия рекомендовала переместить статую куда-нибудь в другое место и заменить некоторые детали. А Сулик все же решил, что Святополк останется там, где он есть.

В чем проблема? Помимо низкого качества скульптуры (по мнению большинства искусствоведов), дело, прежде всего, в том, что скульптура нереалистична, хотя автор как раз пытается добиться реалистичности. В некоторых вопросах можно говорить, скорее, о комических недостатках: у коня, например, есть подковы, которые в 9-м веке еще не использовали, а плащ всадника – это не плащ правителя (он слишком короток) и так далее. В некоторых моментах все еще хуже. На щите Святополка знак, историческая  аутентичность которого относительно того времени пока никем не доказана, зато известно, что такой знак официально использовала печально известная Глинкова гвардия фашистского словацкого государства.

Однако самая большая проблема кроется в самой надписи на основании статуи: «Святополк, король древних словаков, 846-894)». Это явная попытка создать фальшивый миф с политическим посланием венграм в Будапешт: мы, словаки, были на этой территории еще до вас, у нас был свой король еще до вашего короля Иштвана. Конечно, можно махнуть рукой на противоречащее истории повышение «князя» в ранг «короля», но вот с выражением «древние словаки» все сложнее. Люди, жившие в конце 9-го века на территории Великой Моравии, а значит, и в долине реки Нитры и рядом с Братиславой, считали себя (до тех пор пока они не выделились) славянами, может быть, мораванами, может быть, нитранами, но уж никак не «словаками».

Спор о Святополке, конечно, политический. С одной стороны, здесь есть группа традиционных антивенгерских (еще недавно и античешских) националистов, как, например, партия Smer Роберта Фицо, SNS Яна Слоты (Ján Slotа), «Словацкая матица» и другие объединения, где, на первый взгляд, перемешались антагонисты-защитники двух прошлых режимов (коммунистического и фашистского), и в старом словацком внутреннем споре о ценностях эта группа идею нации ставит выше идеи демократии. С другой стороны, здесь есть группа, которую в политическом плане в значительной степени представляет нынешнее правительство, чья точка зрения на историю гораздо более открытая, и эта группа делает упор на ценности либеральной демократии.

Еще несколько лет назад казалось, что страсти, которые разгорелись во имя нации в начале 90-х годов и привели к распаду Чехословакии и разделению на «правых» и «неправых» словаков, со временем утихли. Но как выяснилось, политики все еще способны дробить общество из-за национального вопроса, а националистический китч, а статуя Святополка и весь этот театр с ее обнародованием, безусловно, являются таким китчем, все еще имеет огромную силу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.