Ангела Меркель и Николя Саркози подготовили почву для пересмотра европейских договоров. Они хотят принять постоянные меры против суверенных финансовых кризисов в еврозоне. Подобное развитие событий спустя всего 11 месяцев после вступления в силу Лиссабонского договора – едва ли не худший вариант для нашего правительства.

Новый консенсус между Берлином и Парижем может означать для Ирландии новый референдум, вкупе с сопутствующей ему кампанией, которая будет идти на фоне поощряемой властями Евросоюза политики строгой экономии. Кроме того, Меркель и Саркози хотят, чтобы новые правила вступили в силу уже в 2013 году, первые шесть месяцев которого Ирландия будет председательствовать в Евросоюзе. Это означает, что давление на Дублин усилится, так как Европа будет опасаться повторения катастрофы с Лиссабонским и Ниццким договорами.

На первый взгляд кажется, что от всего этого световые годы до сегодняшних споров о четырехлетнем пакете сокращений, реформ и повышений налогов.

Однако для премьер-министра Брайана Коуэна (Brian Cowen) болезненные вопросы об изменении европейских договоров выйдут на передний край уже в ближайшие дни, на саммите европейских лидеров, который начнется на следующей неделе в Брюсселе. Предвидел ли это кто-нибудь? Да, но не так скоро.

Меркель не первый месяц выступает за изменение договоров, стремясь укрепить правовую основу для финансовых интервенций, позволяющих в чрезвычайных случаях поддержать слабеющие экономики стран еврозоны. Евросоюз не может игнорировать позицию Берлина, поэтому обсуждение этого вопроса было неизбежным.

Однако до прозвучавшего в Довиле совместного заявления с Саркози, казалось, что канцлеру предстоит долгая битва. Довиль все радикально изменил. Дело не только в том, что Париж выступил за изменение договоров, но и в том, что два лидера хотят, чтобы их европейские коллеги перешли к дальнейшим шагам уже на саммите на следующей неделе.

Эта неожиданная новость, поступившая в понедельник вечером, выбила почву из-под ног главы Европейского совета Хермана ван Ромпея (Herman Van Rompuy), как раз председательствовавшего на встрече министров финансов Евросоюза в Люксембурге.

На этой встрече обсуждался вопрос о новых процедурах наложения финансовых санкций на правительства, регулярно нарушающие бюджетные правила ЕС. Министрам удалось договориться об этом, но только после того, как Германия поддержала Францию, стремившуюся смягчить «полуавтоматический» механизм санкций, предложенный европейским комиссаром по экономике Олли Реном (Olli Rehn). Разумеется, ценой этого стал союз Саркози и Меркель.
 
Их демарш в мгновение ока оттеснил на обочину ван Ромпея, который уже много месяцев пытается заставить Евросоюз договориться о новых мерах по укреплению системы регулирования экономики.

Считалось, что следует сначала договориться о процедурах, возможных в рамках действующих договоренностей, и только потом начать рассматривать процедуры, требующие менять соглашения.

Однако Меркель и Саркози в понедельник вечером кардинально изменили ситуацию. Их совместное заявление было сделано примерно за час до окончания встречи под председательством ван Ромпея.

У их плана есть два далеко идущих последствия.

Во-первых, Меркель и Саркози хотят приостанавливать право голоса в ЕС стран, нарушающих бюджетные правила. Подобное наказание фактически равняется политическим санкциям со стороны собратьев по Евросоюзу и не может не иметь политических последствий для правительств стран, на которые оно будет наложено как во внутренних делах, так и в европейской политике в целом.

Во-вторых, они хотят поставить на постоянную основу импровизированную схему спасения экономики, опробованную на Греции. Более того, речь может идти об «упорядоченных» процедурах пересмотра суверенного долга.

На фоне перемен, происходивших в этом году в еврозоне, в этих предложения нет ничего, что выходило бы за рамки действующих практик или было бы неприемлемым. Проблема с ними только в одном – в необходимости пересматривать договоры.

С этим связано множество трудностей - в частности, в Ирландии может потребоваться провести референдум, а конституции Австрии и Дании сильно ограничивают имеющееся у их правительств пространство для маневра.

Хотя непосредственно эти меры скажутся только на членах еврозоны, одобрить изменение договоров должны будут, по-видимому, все 27 стран ЕС. Это означает, что в спор будет втянут британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, который, как известно, не любит расширять полномочия Брюсселя.

Первая реакция ирландских дипломатических кругов была, впрочем, вполне оптимистической. «Мы хотели бы, чтобы Франция и Германия конкретнее сформулировали, в чем заключаются их предложения», - заявил ирландский чиновник. Однако неофициально дипломаты признают, что Дублин совсем не рад любым новостям, которые могут привести к референдуму.

Юристы могут спорить о том, требует ли вердикт по делу Кротти (Судебный вердикт 1987 года, согласно которому правительство Ирландии не вправе одобрять значительные изменения европейских договоров без референдума, - прим. перев.) референдума в данном случае, однако, бесспорно, речь идет о серьезных переменах.

Во-первых, создание постоянного механизма спасения экономик еврозоны окончательно покончит с положением Маастрихтского договора, запрещающим подобные меры. По духу оно уже было нарушено спасением Греции и поддержкой ряда других стран, однако формально оно действует. Если вспомнить, политическую бурю, которая поднялась вокруг Греции, подобную реформу будет трудно счесть незначимой.

Во-вторых, приостановка права голоса будет означать, что европейские власти начинают применять жесткие политические меры против избранных лидеров стран-членов. Это никак нельзя назвать мелочью. Говоря словами министра финансов Бельгии Дидье Рейндерса (Didier Reynders), это «фундаментальным образом» меняет то, как работает Евросоюз.

Итак, что же будет дальше? Изначально ван Ромпей собирался получить на следующей неделе у глав стран ЕС одобрение достигнутых в Люксембурге договоренностей по санкциям.

Он его, несомненно, получит, однако Меркель и Саркози положили начало гораздо более масштабной дискуссии, которая вполне может стать причиной политической напряженности.

Дипломаты из меньших стран ЕС недовольны тем, что Меркель и Саркози открыли ящик Пандоры, а их совокупного влияния вполне хватит, чтобы получить перевес в споре в рамках Евросоюза.

Между тем, уже начата предварительная подготовка к предстоящему следующей весной обсуждению договоров. Оно явно будет непростым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.