Белград - Создается впечатление, что большинство европейцев не будет возражать, если в Косово и Боснии по-прежнему будут существовать своего рода "замороженные конфликты", даже если бы это означало, что ни одна из этих стран не присоединится к ЕС. С другой стороны, США предприняли очень много усилий, чтобы решить проблемы на Балканах, потому что такая ситуация их не устраивает, говорит в интервью изданию Danas Уильям Монтгомери, последний посол США в Югославии и автор мемуаров "Когда овации утихнут -. борьба с демократическими традициями"

Он рассказывает, что когда в январе 1996 года приехал в Боснию в качестве Специального представителя президента и госсекретаря по вопросам реализации Дейтонских соглашений, то полагал что американские войска уйдут из этой страны уже через год, но даже 15 лет спустя эта цель все еще не достигнута. "Мы потеряли много энергии и денег, чтобы улучшить ситуацию в Боснии, но международное сообщество не готово идти на уступки. Я боюсь, что то же может произойти и с Косово", - сказал наш собеседник.

- Извлекли ли Соединенные Штаты и международное сообщество уроки из трагических событий, которые происходили на этих териториях в 1990-х годах?

- Я не уверен, но надеюсь что да. Один из выводов - нужно иметь четкое представление о ситуации в регионе. Во-вторых, вы не должны позволять собственным желаниям контролировать ваши действия. Именно такую ошибку мы допустили, пытаясь предотвратить распад Югославии, ведь мы опасались, что такой сценарий может спровоцировать республики Советского Союза сделать то же самое. Президент США Джордж Буш-старший считал, что по крайней мере три новые страны, которые могут возникнуть в случае распада Советского Союза, будут разрабатывать ядерное оружие, что их правительство будет нестабильным и таким образом наступит полнейший хаос. Однако, факт остается фактом: не было никакой возможности предотвратить тенденцию отделения югославских республик. Учитывая глобальную атмосферу перемен в Восточной Европе того периода, распад Югославии был неизбежным. Уроком, который можна извлечь из всего этого является то, что нужно было действовать до распада бывшей Югославии. Европа и США должны были настаивать на том, чтобы республики выходили из Югославии мирным путем и в соответствии с заранее установленными процедурами. Таким образом, мы сохранили бы десятки тысяч жизней и сэкономили бы миллиарды долларов. Но мы хотели сохранить Югославию неделимой, а наше посольство в Белграде в то время было слишком оптимистичным относительно этого.

- Каковы основные различия между конфликтами в Боснии и Косово?

- В Боснии были три этнические группы, которые хорошо ладили, и лучше всего это подтверждает большое количество смешанных браков, в отличие от Косово, где такие случаи бывают редко. Кроме того, две этнические группы в Косово всегда были разделены. Проблема в Боснии возникла из-за желания Хорватии и Словении получить независимость. На заседании в Вашингтоне 1991 года, на котором я присутствовал, Алия Изетбегович заявил, что мусульмане не хотят независимости, потому что это было бы катастрофой. Я не знаю, был ли он искренен, но он умолял нас убедить хорватов и словенцев не отделятся от Югославии. Он сказал, что мусульмане в этом случае не смогут остаться в союзной стране, поскольну Слободан Милошевич получил бы слишком много власти и влияния. С другой стороны, в Косово на протяжении веков были напряженные отношения между сербами и албанцами. Это означало, что ключевую задачу создания многоэтнического общества в Косово было практически невозможно решить, ни в краткосрочной, ни даже в среднесрочной перспективе, в отличие от Боснии, где задача состояла в том, чтобы сохранить многонациональное общество.

- Какими были основные принципы Вашей стратегии по отношению к Косово?

- Прежде всего, я хотел, чтобы сербы, которые более десятилетия чувствовали себя изолированными, начали осознавать, что международное сообщество жалает им помочь и не собирается быть их противником. Вот почему я лично сотрудничал с сербским правительством в подавлении восстания албанцев на юге Сербии. Когда я приехал в Сербию, я знал, что в США существует мнение о том, что Косово получит независимость в рамках существующих границ, и что это лишь вопрос времени, когда это произойдет. Я помню, как на одной из встреч в Вашингтоне сказал, что сначала нужно достичь таких целей, как возвращение беженцев и обеспечение свободы передвижения и подчеркнул, что "розовый" доклад Приштины не соответствует действительности, поскольку есть огромные проблемы. Кроме того, в отличие от других должностных лиц США, я еще тогда считал, что раздел Косово является наиболее логичным решением. Тот же рецепт должен быть применен в Боснии, и непонятно, почему международное сообщество не позволяет Республике Сербской провести референдум о независимости?

- Какова была суть политики "сначала стандарты, потом статус", и почему этот проект не был реализован?

- Речь идет о стратегии, которую я хотел розработать с заместителем госсекретаря по европейским делам и главой нашей миссии в Косово, которая бы основывалась на определении конкретных стандартов во многих областях, на основе которых мы могли бы оценить, какой прогресс был достигнут в Косово, что было бы предварительным условием для начала переговоров по его окончательному статусу. После того как Госдепартамент США принял мое предложение, я убедил Небойшу Човича, бывшего руководителя Координационного центра по Косово и Метохии, принять участие в проекте. Однако, МООНК были против участия Сербии, заявив, что косовские албанцы отказались бы участвовать в этом, как только узнали, что Белград каким-то образом причастен к  разработке стандартов. Но когда был готов окончательный список стандартов, оказалось, что ни одну идею сербов не приняли. Когда я возразил, мне сказали: "Извините, но мы хотим иметь свободу действий в принятии решений, мы не хотим конкретных стандартов". Таким образом мне нанесли удар во многих отношениях. Во-первых: стратегия, которая должна была показать сербам, что они могут сотрудничать с международным сообществом, провалилась. Во-вторых: Чович потерял доверие. В-третьих: я понял, что не имею влияния на политику в отношении Косово. В-четвертых: я понял, что это только вопрос времени, когда будет объявлено о независимости Косово, и этот момент настал намного быстрее, чем я хотел и ожидал.

- Почему после вывода сербских военных и полицейских из провинции международное сообщество было строже к косовским сербам, чем к косовским албанцам?

- Хороший вопрос, ведь по традиции мы очень поддерживаем национальные меньшинства и боремся за их права. Косовские сербы во время режима Милошевича были меньшинством на этой территории. Однако, когда речь идет о власти, влиянии и должностей, они были привилегированными, отчасти из-за общей политики правительства Милошевича, а отчасти из-за решения косовских албанцев о выходе из многих учреждений в знак протеста против того, как к ним относились. Позже были бомбардировки НАТО, а в вакууме, который образовался между выводом сербской армии и введением KFOR и передачи ему полного контроля над территорией Косово, албанцы жестоко мстили сербам. Поэтому огромное количество косовских сербов бежало из Косово. Тем не менее, представители международного сообщества, которые прибывали в Косово, считали, что косовские сербы жестоко угнетали косовских албанцев, и именно поэтому сотни тысяч из них бежали в Македонию и Черногорию. Они осознавали, что косовские сербы не захотят принять то, что международное сообщество рассматривало как новую реальность. Основными приоритетами было помочь косовским албанцам вернуться домой и создать функционирующее правительство. Таким образом, акцент был на сотрудничестве с косовскими албанцами. Я был удивлен, как мало сил и энергии вложено в то, чтобы косовские сербы вернулись в Косово. В Белграде я наслушался много историй о том, как жестоко обращаются с косовскими сербами, но когда я посещал штаб-квартиру нашей миссии в Приштине, я каждый раз был шокирован количеством ярости и гнева, что американцы открыто выражали по отношению к косовским сербам, они твердо верили, что именно сербы являются основным препятствием на пути достижения целей в Косово.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.