В ноябре НАТО представит новую стратегическую концепцию, проект которой был написан генеральным секретарем этой организации Расмуссеном. Корреспонденты газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung беседуют с ним о новой стратегии, о будущей роли ядерного оружия, а также о планах реформы Бундесвера.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Господин генеральный секретарь! Главы государств и правительств стран-членов НАТО поручили вам  представить в ноябре на саммите в Лиссабоне новую стратегическую концепцию, в которой будут определены задачи Альянса, а также его представление о самом себе. Проект этого документа уже готов, и вы подчеркиваете, что это ваш проект. Вы действительно сами написали этот текст?

Андерс Фог Расмуссен: Это длительный процесс. И, естественно, при этом с разных сторон поступали предложения и идеи. Созданная по моей инициативе экспертная группа под председательством Мадлен Олбрайт в мае опубликовала свой доклад. Затем на основе этих предложений я провел консультации со всеми 28 членами альянса. После этого в штаб-квартире НАТО были разработаны первые проекты этого документа. Все эти бумаги я взял с собой, отправляясь в отпуск, и на террасе дома на юге Франции я начал писать эту новую концепцию.

- И до встречи в Лиссабоне это будет считаться вашим текстом?


- Да, и, кроме того, существует принцип, в соответствии с которым я не выпускаю перо из рук. Я внимательно слушаю и учитываю то, что говорится, но держу перо в руках. Только так может быть создан краткий, ясный и четкий текст.

- Ваш проект еще считается «секретным». С другой стороны, вы в ваших выступлениях и на пресс-конференциях уже высказывались относительно его содержания. Каковы ваши самые основные предложения?


- Предлагаемая концепция содержит три существенных новых элемента: новые угрозы, новые партнерства и сетевой подход при нашем участии в военных операциях на международном уровне, что в НАТО называется «comprehensive approach» (англ: «всеобъемлющий подход» - прим. перев.). Мы должны совершенствовать нашу способность справляться с новыми вызовами в области безопасности. Кибер-атаки на компьютерные системы способны сегодня парализовать целые государства. И более тридцати стран в настоящее время обладают техническими возможностями, необходимыми для производства баллистических ракет. От такого рода угроз мы должны защищать наше население, а также от международного терроризма. Одновременно в новой стратегической концепции в качестве главной задачи НАТО подтверждена защита территории. Защита нашего населения на основании статьи 5 Североатлантического договора…

- … то есть той статьи, согласно которой вооруженное нападение на одного или нескольких членов рассматривается как нападение на всех…

- … и это остается главной задачей Альянса. Если эта защита должна быть эффективной, то нам следует принимать во внимание и новые угрозы. Это первый пункт.

- А второй – новые партнерства?

- Новая концепция должна позволить НАТО иметь более широкие партнерские отношения. Мы хотим на международном уровне сотрудничать с важными игроками. Новые конфликты нельзя решить только с помощью военных средств. Возьмем, к примеру, Афганистан – если мы хотим добиться разрешения этого конфликта, то мы должны позаботиться также и о Пакистане. Но если мы хотим обратить внимание Пакистана на проблемные зоны на афгано-пакистанской границе, то мы должны одновременно пытаться разрядить напряженность в отношениях между Пакистаном и Индией. И все мы понимаем, что такая страна как Китай также очень важна для поддержания стабильности в регионе.

- То есть для НАТО предусмотрена глобальная роль, но при этом альянс не должен превращаться в мирового полицейского?

- Это правильно.

- У вас еще не было возможности объяснить ваш третий пункт – «comprehensive approach».

- Вывод, который можно сделать на основании Афганистана, состоит в том, что многие конфликты не могут быть решены без огромных усилий с гражданской стороны. Поэтому мы должны совершенствовать способность НАТО тесно сотрудничать в гражданской области с активными игроками, особенно с ООН, с Европейским Союзом, а также со Всемирным банком, если назвать только некоторых из них.

-  Какая роль в будущем предусмотрена в НАТО для ядерного оружия?

- С одной стороны, мы будем поддерживать долгосрочную идею создания мира без ядерного оружия. И нам следовало бы это делать, так как уже в 1970 году при подписании Договора о нераспространении ядерного оружия почти все страны мира заявили о своей поддержке этой цели. С другой стороны, мы согласны с тем, что ядерное устрашение будет необходимо, пока в мире существует ядерное оружие. Поэтому НАТО и дальше будет оставаться ядерным альянсом.

- Германия, а также некоторые другие страны заявили о своей заинтересованности в сокращении американского тактического ядерного оружия, которое продолжает оставаться в Европе на основании принципа «ядерного участия». Правда ли, что это оружие вообще не упоминается в вашем тексте?


- Все союзники хотят, чтобы мы в рамках переговоров о разоружении занимались тактическим ядерным оружием. Пока еще эти вооружения в переговорах с Россией вообще не обсуждались. Вместе с тем в задачу стратегической концепции не входит заниматься такого рода деталями.

- Правда ли, что России в Лиссабоне будет предложено принять участие в создании системы противоракетной обороны НАТО?


- Если НАТО примет решение относительно создания совместной системы противоракетной обороны – и кажется, что по этому вопросу складывается консенсус, - то в таком случае Россия должна быть приглашена принять в этом участие. С военной точки зрения, это имеет смысл. Так как это сделает систему более эффективной, а также обеспечит лучшее пространственное покрытие. Да и политически сотрудничество с Москвой было бы желательным, так как оно свидетельствовало бы о том, что противоракетная оборона не направлена против России.

- Как должна выглядеть общая система противоракетной обороны НАТО?

- У нас есть американская система, которая будет важной составной частью общей системы. У нас также будет европейская система. Некоторые ее элементы уже существуют, другие предстоит еще разработать. Всего несколько лет назад НАТО приняла решение о разработке системы противоракетной обороны, которая должна обеспечить защиту наших войск в районах их применения: «Theater missile defence (англ.: противоракетная оборона театра военных действий – прим. перев.). Если европейская система будет состыкована с американской, то мы тогда сможем защитить не только наши войска, но и все наше население. 

- Вы уже назвали цену состыковки различных систем – примерно 200 миллионов. Речь идет о долларах или о евро?


- Я имел в виду сильную валюту – евро. И речь идет о дополнительной сумме даже меньше 200 миллионов для общего бюджета НАТО, распределенного на 28 государств-членов и растянутого на период в десять лет. Но, естественно, помимо этого потребуются значительные инвестиции на национальном уровне.

- Германия планирует серьезную структурную реформу своих вооруженных сил. Численность военнослужащих должна быть сокращена на 50 000 – 80 000 человек. Можно ли будет в таком случае выполнить поставленные перед НАТО задачи?

- Я уверен в том, что Германия сможет выполнять свои обязательства в рамках НАТО и после запланированного сокращения Бундесвера. Я достаточно долго был политиком и знаю, что расходы на оборону не так легко оставить на прежнем уровне, если правительство должно экономить средства. В принципе при сокращении вооруженных сил мы избавляемся от жирка и наращиваем мышцы.

- Есть много вопросов по поводу Афганистана. Как раз в последние дни поступают все новые сообщения о контактах между афганским правительством и отдельными высокопоставленными руководителями Талибана. Не существует ли опасность того, что такого рода переговоры могут привести к нежелательным результатам? В конечном итоге все усилия международного сообщества могут оказаться напрасными, как и гибель молодых солдат.

- Нам известно из истории похожих конфликтов, что нужно также вести переговоры с противником, чтобы добиться политического решения. Поэтому надо предпринимать попытки достичь примирения. Очень важно, чтобы этот процесс был связан с условиями: во-первых, афганское правительство при этом должно оставаться у руля. Во-вторых, тот, кто хочет примирения, должен сложить оружие и порвать связи с террористическими группами. В-третьих, он должен признать конституцию Афганистана и уважать права человека; это включает в себя также и права женщин.

Беседу с генеральным секретарем НАТО вели Хорст Бациа (Horst Bacia), Штефан Левенштайн (Stephan Loewenstein) и Экарт Лозе (Eckart Lohse).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.