Менее идеалистическое отношение к внешней политике позволило Польше добиться успеха и компенсировать возможности упущенных десятилетий.

И критики, и сторонники Польши согласны в одном: за прошедшие три года отношения этой страны с Россией трансформировались. Но трансформировались во что?

Кое для кого такое изменение сродни капитуляции, объяснить которую можно лишь наивностью или цинизмом. На их взгляд, это равносильно предательству. Польша стала совместной собственностью России и Германии, говорят они, и для нее значение имеют только деньги. К оппозиции там никто не прислушивается – ее представителей даже убивают.

Оценки польской внешней политики страдают от повышенного градуса внутриполитической атмосферы. В связи с этим в тени оказываются реальные изменения. А изменения эти заключаются в том, что Польша, наконец, превратилась в страну, имеющую вес и значимость. Она стала игроком, а не игровой площадкой европейской дипломатии.

Один из примеров – предстоящее председательство Польши в ЕС. Масштабы усилий, целеустремленность и сосредоточенность Польши впечатляют. Впечатляет организация и презентация страны – но в основном впечатляет содержание ее действий. Критики правительства могут пожаловаться на то, что у Польши одновременно хорошие отношения с Германией, Россией и США. Но можем ли мы утверждать, что чем хуже, тем лучше? Более спокойные отношения с Россией, например, помогли едва ли не удвоить объемы двусторонней торговли за три года.

Некоторые моменты вызывают сомнения, например, приглашение Сергея Лаврова на ежегодное совещание польских послов. Российский министр иностранных дел представляет режим, который избивает, бросает за решетку и убивает своих оппонентов, подтасовывает результаты выборов, уничтожает независимые средства массовой информации, лжет о своих преступлениях и оккупирует территории других государств. Безусловно, надо давать возможность высокопоставленным русским произносить речи в Варшаве; но на это мероприятие можно было пригласить друга, а не делового партнера. Лавров якобы поделился ценными откровениями, ответил на непростые вопросы и оказал Польше любезность, приехав на это совещание. Однако я в этом сомневаюсь.

Но Польша также поддерживает родственников расстрелянных в Катыни, подавших иски в Страсбургский суд, и оплачивает их судебные издержки. Министр иностранных дел Радек Сикорский выступает за запрет на выдачу виз проходимцам и убийцам, виновным в гибели в тюрьме российского юриста Сергея Магнитского. Польша вносит самый большой среди стран ЕС вклад в продвижение демократии в Белоруссии.

Раньше Польша действовала еще с большей долей идеализма: она бросалась на помощь США в Ираке и Афганистане, шла на огромный риск в Грузии и заботилась о демократии на Украине и в Белоруссии. Но особых дивидендов за это не получила.

Сегодня Польша действует более прагматично. Она больше не боготворит США. У нее исчезло самоощущение европейского мессии, призванного самой историей освободить Россию от автократии, ввести Грузию в состав НАТО, воссоздать польско-литовское содружество наций, а также построить сильную, свободную и процветающую Украину. Прагматичная Польша сегодня отдает предпочтение не красивым словам, а конкретным цифрам. А если слова и цифры не стыкуются, то Польша поступает жестко: она концентрирует усилия на строительстве автомобильных и железных дорог, электростанций и трубопроводов, которые наилучшим образом соответствуют ее национальным интересам. Главная задача внешней политики Польши на сегодня – обеспечить модернизацию страны, компенсировать возможности упущенных десятилетий и воспользоваться теми шансами, которые имеются сейчас. Самые крупные исторические катастрофы в Польше происходили из-за того, что она переоценивала собственные силы. В перспективе Польше надо быть сильнее, а не храбрее.

Но сейчас ей не хватает еще одной составляющей: подбадривающих заверений. Польша крайне важна для национальной, энергетической и экономической безопасности прибалтийских государств. В свою романтическую эпоху Варшава добродушно игнорировала маленькие местные трудности в таких странах как Литва, фокусируя все внимание на великой идее укрепления свободы, справедливости и повышения благосостояния на постсоветском пространстве и около него. Многие теперь ощущают, что это добродушие угасло.

Польша очень сильно выиграла от того, что другие страны весьма романтично представляли себе единую и свободную Европу. Польша вступила в ЕС и НАТО не из-за своего эгоистичного прагматизма. И не из-за этого поляки выступали против коммунизма. Другим странам – более мелким, слабым и порой находящимся под властью (признаем это) крайне неприятных людей – Польша нужна как и прежде. Надеюсь, что она будет продолжать подбадривать их сейчас, а также поддерживать их в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.