Москва. Участие президента России Дмитрия Медведева в Лиссабонской встрече государств-членов НАТО могло бы стать первым шагом на пути перезагрузки двусторонних отношений.


Медведев будет участвовать в работе форума, который будет проходить 20 ноября, на следующий день после 22-й встречи 28 глав государств североатлантического альянса, на которую он тоже был приглашен. Данная встреча может определить основы будущего взаимодействия между Москвой и Брюсселем.

Недавно Медведев встретился на французском курорте Довиль (Deauville) с президентом Франции Николя Саркози и канцлером Германии Ангелой Меркель.
Именно тогда Медведев сообщил о своём присутствии на Лиссабонской встрече в верхах, вызывающей много вопросов у Москвы.
Местные СМИ  считают, что одним из побудительных мотивов решения Медведева об участии во встрече в португальской столице была возможность принятия там новой концепции европейской безопасности.

Новая концепция должна вобрать в себя положения о новых целях, задачах, функциях и способах ответа на вызовы современного мира, а также, прежде всего, вновь обосновать необходимость существования альянса, о чём в открытую говорят весьма редко. В этом контексте министр Иностранных Дел Российской Федерации Сергей Лавров заявил, что отношения между Россией и НАТО будут зависеть от того, насколько новая стратегическая концепция альянса будет соответствовать нормам Международного права и Уставу ООН.
Необходимо узнать позицию блока по опросу использования силы в международных отношениях, пояснил Лавров.

В Довиле Медведев, который до того момента так и не получил ответа на свою инициативу относительно подписания соглашения о европейской безопасности, выдвинутую им год назад, получил встречное предложение, вызывающее гораздо больше вопросов относительно будущих отношений между Россией и НАТО.
Касаясь предложения о создании системы противоракетной безопасности с участием России, Медведев заявил, что сначала необходимо было бы понять, как Россия будет участвовать в данной системе, что ей даст это участие, как придти к соглашению и как работать в будущем.

Первое, что должно сделать НАТО, это определить цель данного предложения, считает глава российского государства. Противоракетный щит, по всей видимости, также будет одним из главных аргументов, посредством которых альянс попытается оправдать свое дальнейшее существование после 61 года работы, во время которых он неоднократно изменял концепцию предполагаемого противника, особенно, если Россия станет ещё одним партнёром НАТО.

Встреча на высшем уровне в Лиссабоне с участием Медведева может предоставить возможность перезапуска отношений между Москвой и Брюсселем. По крайней мере, именно в этом смысле, по-видимому, высказался недавно российский президент.

Во время недавнего совещания экспертов из 40 стран, впервые проведенного в Москве и известного под названием Мюнхенская конференция (именно в этом немецком городе в 1962 году её основали министры Обороны государств-членов НАТО), Медведев как будто попытался сломать стереотипы. Глава российского государства обозначил различия относительно позиции России, озвученной ею на предыдущей конференции, состоявшейся в 2007 году в столице Баварии.

Он посчитал необходимым оставить в стороне достаточно распространённые тезисы об агрессивности североатлантического блока, с одной стороны, и невозможности построения демократии в России, с другой. В случае воплощения в жизнь предложения о новых отношениях между Россией и НАТО, система европейской противоракетной обороны могла бы стать наилучшим оправданием для дальнейшего существования НАТО, считают местные аналитики.

С другой стороны, Брюссель также заинтересован в том, чтобы еще больше втянуть Россию в свою афганскую авантюру. В отличие от прошлого года, когда обсуждалось количество натовских войск, подлежащих отправке в Афганистан, на нынешней встрече в верхах могла бы быть намечена стратегия будущего вывода воинского контингента.

Бывший президент СССР Михаил Горбачёв рекомендовал американскому президенту Бараку Обаме уйти из бедной и неспокойной азиатской страны, чтобы не повторять печальный опыт Пентагона во Вьетнаме. Очевидно, что в этом смысле перед Западом открывается обширное поле для взаимодействия с Россией, которая недавно официально объявила об участии своих спецслужб в совместной с подразделениями США операции по уничтожению наркоцентров в местности Зепасари, расположенной в афганской провинции Нангархар.

Во время этой акции, в которой участвовало около 70 военнослужащих и девять вертолётов, почти все из них марки Ми-8 российского производства, были уничтожены четыре крупные лаборатории по производству героина, конфискованы 932 килограмма сырья для производства этого наркотика и более 100 килограммов опиума.

В связи с этой информацией постоянному представителю РФ при НАТО Дмитрию Рогозину пришлось опровергать слухи о предполагаемой отправке российских войск в Афганистан, куда американские войска вторглись в октябре 2001 года.

Несомненно, что транзитная доставка грузов невоенного назначения по российским железным дорогам имеет весьма большое значение для натовского контингента в Афганистане, и это будет одной из тем, которые могли бы обсуждаться в Лиссабоне.

С другой стороны, решение российских властей о приостановке поставок Ирану зенитных комплексов С-300 сближает позиции Москвы и Запада по вопросу об ужесточении санкций против Ирана.
Когда-то Медведев высказался за применение ограничительных мер в отношении Ирана, которые не причинили бы прямого ущерба населению страны, в то время, как при техническом содействии России в иранской провинции Бушер полным ходом шло строительство атомной электростанции, чему всячески препятствовал Запад.

Атомная электростанция была построена под строгим контролем Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ), и ее работа не предоставляет каких-либо возможностей для получения материалов, которые могли бы использоваться для разработки ядерного оружия, утверждают представители Москвы.

В любом случае Брюссель пытается оправдать создание нового противоракетного щита с помощью тех же самых доводов, которые приводили США для размещения третьего позиционного района своей противоракетной обороны в предместьях Варшавы и Праги, то есть, предполагаемую ракетную угрозу со стороны Ирана и Северной Кореи.

И вновь возникает вопрос, который со всё большей настойчивостью задаёт Москва: для чего нужен противоракетный щит, если до сих пор неясно, откуда исходит конкретная угроза?
Вот из таких предпосылок складывается возможная перезагрузка отношений между Россией и НАТО. Посмотрим, оправдает ли Лиссабонская встреча в верхах эти надежды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.