Андерс фог Расмуссен предельно формален: «Этот саммит станет одним из важнейших в истории НАТО». В интервью, которое он дал изданию Le Monde, генеральный секретарь Североатлантического союза уверяет, что 19 и 20 ноября в Лиссабоне будут заложены основы «новой организации» с «реформированной военной структурой командования, уменьшением численности персонала, штаб-квартир и агентств».

Программа саммита амбициозна, направлена на потенциальное преодоление разногласий и неопределенностей последнего десятилетия. В повестке дня 28 стран-членов значится переопределение «стратегического концепта», плана действий, дистанцирующегося от оптимизма эпохи конца холодной войны 1999 года, даты последнего принятия стратегии. Теперь речь идет о противостоянии «новым угрозам» мира в эпоху глобализации: терроризм, кибератаки, распространение баллистического оружия …

Одним из уже давно известных новшеств саммита в Лиссабоне станет создание системы противоракетной обороны. Проект, который, как предполагается, должен защитить от баллистических ударов всю территорию альянса, вызывает разногласия. Франция считает, что «щит» может служить дополнением, но никак не субститутом (за что выступает Германия) защиты от ядерных угроз. «Париж одобряет сам принцип, и мы согласны: в этой области следует сотрудничать с Россией», - смягчается бывший премьер-министр Дании.

И все же Москва затягивает с ответом и продолжает считать НАТО важнейшей угрозой вблизи ее границ. «Я не жду четкого и ясного ответа от России, - объясняет Расмуссен. - Она с полным на то основанием размышляет. Мне бы хотелось, чтобы мы провели совместный анализ на предмет возможности практического сотрудничества, обмена информацией, базовой архитектурой проекта и так далее. Наша система не нацелена против России, а совсем наоборот». Что касается остального, «со времени военного конфликта в Грузии климат отношений с Москвой радикально изменился, даже если каждый и настаивает до сих пор на своем. Мы замечаем все большее осознание совместных целей в области безопасности, и я верю, требование настоящего партнерства».

Генсек НАТО настаивает на необходимости налаживания отношений еще с одним государством, которому он отводит ключевую роль: с Турцией. «Она находится на стратегическом пересечении Европы, Центральной Азии и Ближнего Востока. Мы заинтересованы в том, чтобы эта страна ориентировалась на Запад», - считает Расмуссен. Даже если Анкара поддерживает ХАМАС или возражает против санкций, наложенных на Иран? «Всегда можно договориться», - отвечает он.

Какую реальную роль он хочет отвести НАТО? «Прежде всего, мы военный альянс. Но если мы хотим защитить наши народы, нужны не только военные средства. НАТО не следует быть мировым жандармом или лидером в таких областях, как установление гражданского общества и демократического способа правления. Для этого у нас нет средств, но мы должны показать нашу способность взаимодействовать с ООН, ЕС, Всемирным банком и так далее», - отмечает Расмуссен.

Афганистане, по поводу которого НАТО утверждает, что не хочет концентрировать только на вооруженной борьбе с талибами, также включен в повестке саммита. 48 государств, которые участвуют в Международных коалиционных силах по содействию безопасности, должны объявить о начальном этапе передачи управления афганских силам безопасности в ряде регионов с 2011 года. «Мы опираемся на стремления президента Карзая, который хочет, чтобы афганские силы безопасности в 2014 году контролировали всю страну», - утверждает Расмуссен. «Во многих областях наметился прогресс, - уверяет он. - Талибов выдавливают, мы выйдем победителями».

Остается, по словам генсека, «волнующий» вопрос: снижение европейскими странами расходов на оборону. «Мы достигли соглашения по поводу десяти необходимых оборонных сфер, которые являются приоритетными в плане инвестиций: противоракетная оборона, дальняя транспортная авиация и так далее», - сообщает он.

По словам Расмуссена, он «очень ценит» недавнее франко-британское соглашение, которое иллюстрирует «возможность наилучшего использования имеющихся ресурсов». Однако же, как он добавляет, «если Европа не хочет превратиться в бумажного тигра в плане оборонных возможностей, она должна достаточно инвестировать в эту область». Среди государств альянса доля инвестиций США составляет 73%. Америка тратит на солдата сумму, втрое превышающую аналогичные затраты европейских стран. «Если эта пропасть будет и дальше разрастаться, то трансатлантические отношения будут поставлены под вопрос», - предупреждает генеральный секретарь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.