После десятилетий взаимного недоверия отношения между НАТО и Россией начали улучшаться. В долгосрочной перспективе эти отношения должны перерасти в полноценное партнерство, считает Инго Маннтойфель.
 
Принять новую стратегическую концепцию развития альянса и улучшить отношения с Россией - таковы цели саммита НАТО в Лиссабоне 19-20 ноября. Это не первая попытка сближения альянса с Москвой с момента окончания "холодной войны".

Не гарантирован успех и на этот раз, но шансы на его достижение не так уж плохи. И дело не только в том, что отношения между Россией и крупными континентальными странами ЕС улучшаются из года в год. Положительных результатов удалось достичь прежде всего благодаря "политике перезагрузки" в отношениях с Россией, провозглашенной американским президентом Обамой. В качестве примера можно отметить новый договор по СНВ и отказ Москвы продавать Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300.

Угроза безопасности и политические риски в Европе

Все осознают, что в архитектуре безопасности в Европе в ее нынешнем виде есть серьезные изъяны. Российско-грузинская война в августе 2008 года стала наглядным свидетельством того, что может произойти с "замороженным конфликтом". А ведь есть еще Приднестровье и Нагорный Карабах. К тому же не стоит забывать, что страны Балтии и государства Восточной Европы по-прежнему испытывают страх перед Россией. С другой стороны, сближение бывших советских республик с НАТО вызывает у Москвы ассоциации с угрозами и попытками изолировать Россию.

Суть проблемы в том, что после окончания "холодной войны" в Европе так и не сложилась архитектура безопасности, которая учитывала бы интересы всех государств - включая, разумеется, и Россию. Поэтому цель должна заключаться в более тесной привязке России к уже существующим европейским и трансатлантическим структурам.

Барьеры на пути к полноценному партнерству


Важным шагом на пути к установлению атмосферы взаимного доверия и партнерства могло бы стать создание общей системы ПРО. Учитывая возможные риски, этот противоракетный зонтик должен защитить не только Европу, но и Россию от возможного атомного удара со стороны Ирана. Но не только труднодостижимая договоренность по системе ПРО является препятствием на пути к партнерству. Нератификация американским сенатом Договора по СНВ и российская политика в отношении Тегерана также могут стать серьезным барьером на пути к улучшению отношений.

Как партнерство НАТО и России будет политически оформлено - с помощью нового договора, новый Хартии или даже - в далекой перспективе - как вступление России в альянс - вопрос не только открытый, но и второстепенный. Этот шаг в любом случае станет для обеих сторон нелегким. У него найдутся противники как в странах НАТО, так и в России. Одни - и совершенно справедливо - станут указывать на существенный дефицит демократии в сегодняшней России. Другие, продолжая славянофильские традиции, будут опасаться утраты национальной российской идентичности. Но является ли продолжение перманентного и анахроничного соперничества между НАТО и Россией в условиях изменившегося мира реальной альтернативой этому партнерству?