Андрей Некрасов снимал документальный фильм о проблемах России и отсутствии демократии в этой стране, когда в ноябре 2006 года был убит бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко.

За несколько месяцев до этого Некрасов записал интервью с Литвиненко. В ходе своего рассказа он рассказал о том разочаровании, которое испытал, увидев коррупцию, царившую сначала в КГБ, а затем в его преемнице Федеральной Службе Безопасности. Это интервью и варварское убийство Литвиненко, которого отравили радиоактивным изотопом полоний-210, подбросив яд в чашку  с чаем, стали главным сюжетом документального фильма "Бунт. Дело Литвиненко", снятого Некрасовым и Ольгой Конской.

Андрей Некрасов договорился встретиться со мной в Лондоне, чтобы побеседовать о его документальном фильме, поскольку собирался в Великобританию для участия в кинофестивале. Однако в итоге интервью пришлось брать по телефону, поскольку 31 октября Некрасов был задержан за участие в демонстрации в своем родном городе Санкт-Петербурге, и милиция отобрала у него паспорт. Возможно, это подтверждает, что обвинения, прозвучавшие в фильме, имеют под собой основания. В ходе этих демонстраций, которые, начиная с мая 2009 года, проводятся 31 числа каждого месяца, который имеет такое количество дней, собравшиеся требуют соблюдения 31 статьи Конституции, провозглашающей право собраний.

Как и Литвиненко, а также как убитая журналистка Анна Политковская, Некрасов стал задаваться вопросом о политической ситуации в России, увидев тот произвол, который творился в ходе борьбе с терроризмом и сепаратистскими устремлениями в Чечне. Об этом, а также о загадочных взрывах жилых домов в Москве в 1999 году, которые, как заявлял Литвиненко и многие другие, в действительности был делом рук российских спецслужб, рассказывает первый документальный фильм "Недоверие", благодаря которому Некрасов приобрел известность.

«Это было подобно терактам в Нью-Йорке 11 сентября 2000 года. Чеченцы всегда брали на себя ответственность за совершенные ими теракты с известной долей высокомерия, но ответственность за те взрывы они никогда не признали. Я все это расследовал и снял фильм, который пользовался большой популярностью в России. Это было в 2004 году. В то время у власти все еще был Путин, однако, действуя осторожно, можно было на законном основании выпустить эту картину.  С лентой про Литвиненко это уже было невозможно. Народ боится. Никто не хочет ее распространять. Люди боятся даже брать ее с собой на диске. Дела ухудшаются. С одной стороны мы видим либеральные декорации, однако в действительности положение в России по многим вопросам становится все хуже», утверждает автор фильма.

Когда Некрасов снимал «Бунт», он хотел рассказать «о харизматических фигурах, которые отказались идти по пути соглашательства и сотрудничать с режимом и не являются при этом профессиональными политиками», таких как Политковская и Литвиненко. «Что меня больше всего в нем удивляло, так это то, что он был вполне нормальный человек, обычный русский, работавший в КГБ. Для него КГБ  не являлась некой зловещей организацией, как ее обычно представляли западники или советские диссиденты. Скорее наоборот, он считал, что, рискуя жизнью, будет служить интересам своей страны. Однако на основании собственного опыта, а отнюдь не из книг, написанных другими, он увидел, что система прогнила насквозь, что его начальники отнюдь не герои, а всего лишь людишки себе на уме, использовавшие, иногда весьма примитивно, свои служебные возможности для того, чтобы с помощью угроз вымогать деньги у бизнесменов. Он не мог в это поверить. И видел, как коррупция ведет к установлению авторитарного режима, поскольку не было реального разделения между экономикой и политикой», поясняет Некрасов.

«Он видел, как служба безопасности, самая засекреченная организация в стране, обладающая огромным потенциалом устрашения, являлась корнем большинства проблем России. И, к сожалению, это положение не изменилось. Это возникло в девяностые годы и получило дальнейшее развитие при Путине. А с Политковской произошло то же самое. Она могла жить спокойной и удобной жизнью, но в силу своей честности и стремления к правде постепенно, шаг за шагом, открыла то, что Россия являлась жестокой машиной убийства, которая действовала без разбора на якобы диком Кавказе. Меня интересовало личностное преображение людей, которые просто не могут лгать».

В России убийство Литвиненко не получило такого отклика, как в Европе, «но люди его помнят, поскольку мало кто сомневается в том, что его убили, как принято говорить, «наши», то есть,  русские», продолжает Некрасов. «Трагизм заключается в том, что люди считают, что он это заслужил. Но вот в чем заключается большая разница: в других случаях люди говорят «ну, ладно, что ж, это ведь были не мы», а сейчас они говорят «это были мы». Вот в чем заключается разница. И поэтому о нем помнят и будут помнить всегда. А когда Россия станет по-настоящему свободной страной, все это вернется. И эта смерть никогда не будет забыта, потому что она очень символична. Это из-за вас, из-за западников, власти это отрицают. Всему миру заявляют о своей непричастности. Но внутри России они это почти не отрицают. Есть негласное понимание того, что Литвиненко был предателем, а с предателями так всегда и происходит», заключает с горечью создатель фильма.