В ходе состоявшегося на последних выходных визита президента Обамы в Европу стало очевидно, что союзников США все сильнее тревожит возможный крах соглашения между США и Россией о ядерных вооружениях. Многие опасаются, что срыв договоренностей может отрицательно сказаться на усилиях Запада в иранском вопросе и вопросе о российских вооружениях, базирующихся вблизи Восточной Европы.

По возвращении с саммита НАТО Обаме предстоит самая серьезная борьба за весь срок его президентского правления: он будет пытаться добиться ратификации нового договора о стратегических наступательных вооружениях до того, как в декабре Сенат уйдет на каникулы.

Сенатор от Аризоны Джон Кайл (Jon Kyl), второй по влиянию республиканец в Сенате, на прошлой неделе заявил, что, на его взгляд, в ходе текущей сессии – последней в этом составе – у Сената не будет достаточно времени, чтобы рассмотреть договор.

Однако Обама хочет форсировать этот вопрос, считая, как и многие демократы, что, если ратификация затянется до следующего года, ободренная успехом на выборах Республиканская партия сделает из нее политическую проблему. Сейчас для ратификации договора необходимы девять голосов республиканцев, но в следующем году их потребуется уже 14.

Госсекретарь Хиллари Родэм Клинтон подчеркнула в воскресенье, что в ходе саммита НАТО многие политические лидеры призвали скорее ратифицировать договор. В том числе речь идет о канцлере Германии Ангеле Меркель, генеральном секретаре НАТО Андреасе Фоге Расмуссене и о ряде лидеров из стран Центральной и Восточной Европы.

«Почему они об этом говорят? Не потому, что их интересует политическая борьба между республиканцами и демократами в нашей стране, но потому, что они знают, насколько важно это соглашение для сотрудничества между Соединенными Штатами и Россией», - заявила она в эфире программы «Fox News Sunday».

Кайла, частого гостя на воскресных программах, на этот раз в студии не было. В последние дни он редко публично высказывается о договоре, однако продолжает вести частные переговоры с сенаторами от демократов.

Если договор не будет ратифицирован, это может стать сильным ударом по «перезагрузке» отношений    между США и Россией, считают американские и иностранные официальные лица. Между тем, эта «перезагрузка» способствовала более тесному сотрудничеству по Афганистану и Ирану. В частности, Москва поддержала ужесточение санкций ООН против Тегерана и отказалась поставлять ему зенитные ракеты С-300.

У европейцев, кроме этого, есть еще одна причина беспокоиться: без нового договора о СНВ будет трудно осуществить план Обамы и перейти к дальнейшим переговорам о сокращении тысяч ракет меньшей дальности, в пределах досягаемости которых находятся ряд стран Восточной и Центральной Европы. Новый договор СНВ, как и его подписанный в 1991 году предшественник, затрагивает только ракеты большой дальности, нацеленные на Соединенные Штаты.

«Мы рассматриваем этот договор как пролог, как шаг к началу переговоров о нестратегических вооружениях, которые еще более опасны», чем даже стратегические, заявил глава МИД Литвы Аудронюс Ажубалис (Audronius Azubalis) на пресс-конференции, в ходе которой шесть министров иностранных дел призвали США ратифицировать новый СНВ. «Мы, жители Восточной Европы, особенно хорошо это понимаем».

Новый договор может сократить число развернутых ракет большой дальности, имеющихся в распоряжении обоих ядерных гигантов на 30 %. Он также восстановит систему инспекций, позволявшую представителям обеих стран отслеживать состояние арсенала другой стороны, чтобы ни одна из них не могла его тайно увеличить.

Сейчас, впервые за 15 лет, ядерные гиганты не проверяют напрямую арсеналы друг друга, так как договор между нами истек год назад. Это беспокоит американских военных. В основном они не считают Россию непосредственной военной угрозой, но она все же остается единственной страной, у которой достаточно ядерной мощи, чтобы уничтожить Соединенные Штаты.

«У нас нет того, что было раньше – того уровня прозрачности, предсказуемости, уверенности в отношениях с русскими», - заявил председатель Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен (Mike Mullen) в эфире воскресной программы CNN «State of the Union».

Призыв европейцев дополнил активные попытки администрации Обамы добиться ратификации договора. На прошлой неделе бывшие госсекретари республиканцы Генри Киссинджер и Джеймс Бейкер III выразили поддержку демократическому кабинету в этом вопросе.

Кайл, которому Республиканская партия фактически поручила вести переговоры, дал понять, что он одобрит поддержку пакта республиканцами, если администрация Обамы выделит достаточно денег на модернизацию устаревающих американских центров по разработке ядерного оружия.

Сначала администрация пообещала выделить ядерному комплексу в течение 10 лет еще 10 миллиардов долларов сверх 70-миллиардного бюджета. 12 ноября она дополнительно предложила 4 миллиарда.

Министр обороны США Роберт Гейтс (Robert M. Gates) открыто предупредил в воскресенье, что, если договор не будет ратифицирован, программа модернизации «окажется под угрозой».

Однако на Кайла, тем временем, оказывают давление и справа. Одно из подразделений фонда «Наследие» разослало избирателями ряда штатов предупреждения о том, что новый договор «серьезно ослабляет нашу национальную безопасность».

Республиканцы также утверждают, что их волнует отношение договора к противоракетной обороне. В преамбуле СНВ упомянута некая «взаимосвязь» между ядерным оружием и противоракетной обороной, что, по мнению ряда российских чиновников должно ограничить США в развертывании системы ПРО.

Администрация Обамы возражает на это, доказывая, что преамбула не носит обязывающего характера.

Некоторые республиканцы также ставят под сомнение значимость договора, говоря, что он не сдерживает растущую угрозу со стороны Ирана.

«Я считаю, что сокращать запасы ядерного оружия – хорошая идея. Но глупо было бы считать, что договор о СНВ повлияет на поведение Ирана или других стран-изгоев, стремящихся получить ядерное оружие», - заявил сенатор-республиканец от Аризоны Джон Маккейн на конференции, организованной аналитическим центром Foreign Policy Initiative.

Многие дипломаты и бывшие члены американской администрации с ним в этом не согласны.

Договор «снижает количество ядерного оружия в мире. Он помогает нас заручиться авторитетом в этой области, чтобы мы могли обращаться к другим странам с призывами или оказывать на них давление… Если мы его не ратифицируем, мы просто подорвем доверие к себе», - полагает Ричард Хаасс (Richard Haass), занимавший высокие посты в администрациях Джорджа Буша и Джорджа Буша-младшего, а сейчас возглавляющий Совет по международным отношениям.

На саммите НАТО журналисты спросили у министров иностранных дел, организовавших пресс-конференцию по СНВ, не подтолкнула ли их к этому администрация Обамы.
Министр иностранных дел Дании Лене Есперсен (Lene Espersen) ответила, что это была ее идея.

«Я председатель Консервативной партии Дании – партнера Республиканской партии, - заметила она. – Поэтому никто не упрекнет меня в пренебрежении проблемами безопасности.