Когда до Берлускони дошли новости с заявлениями президента Медведева, он, должно быть, подумал, что большая часть атак, которым он подвергался за последние годы, глубоко несправедлива. И действительно, в конце последнего саммита НАТО в Лиссабоне российский президент Дмитрий Медведев отметил «конструктивный и дружеский вклад» итальянского премьера в улучшение отношений между Россией и НАТО. Премьер-министр Берлускони, должно быть, улыбнулся в глубине души, вспомнив о том приеме, который ему оказали журналисты по поводу его дипломатических отношений с Российской Федерацией Путина, а затем Медведева (кроме всего прочего, в трудный момент его политической карьеры). Признание правильности направления в развитии отношений, начавшегося на встрече в Пратика ди Маре, которая открыла дорогу созданию Совета НАТО-Россия, было подтверждено всеми европейскими лидерами два дня назад в Лиссабоне. Приветствия, признательность, улыбки и похлопывания по плечу. Что же останется от саммита, прошедшего 19-20 ноября?

Как  убедительно пела Ванони: «Умолкла музыка, расходятся друзья...». Эта строчка прекрасно характеризует обычное настроение, царящее после окончания подобных встреч. Но все ли из тех, кто прощался после саммита в Лиссабоне, являются друзьями? По крайней мере, создается такое впечатление. Кажется, президент Обама заявил, что встреча была «малоинтересной», сразу же добавив, что «с другой стороны, по-видимому, согласие достигнуто по всем вопросам», таким образом едва избежав оплошности. Однако одна новость все же есть: заранее объявленное присутствие на встрече президента Медведева и новый курс на сближение со вчерашним врагом, Россией. Идет ли речь о настоящей революции в отношениях НАТО и Российской Федерации или же нет? Во время перезагрузки отношений между Вашингтоном и Москвой никто не может сказать наверняка, какое определение больше подходит. Судя по фотографиям, все склонны к сотрудничеству, а российский президент готов одарить улыбкой любого. Проблема в том, что несмотря на радужные групповые фотографии, когда речь идет о стратегических интересах национальных государств, дружба, похлопывания по плечу, улыбки мало что значат. Границу между политическим маркетингом и реальными дипломатическими достижениями очень трудно различить.

Но давайте изложим все по порядку. Что же случилось в Лиссабоне? Два существенных момента возникают после встречи в португальской столице. Во-первых, европейцы и американцы устали от Афганистана и Карзая и подумывают об окончательном выходе с центральноазиатского театра военных действий до конца 2014 года (сказать по правде, эта дата многим представляется маловероятной). Второй момент является более значительным: отношения между США, Европой и Россией вошли в более мягкую фазу, то есть больше внимания обращается на то, что объединяет, чем на то, что разделяет. Но лучше не слишком обольщаться на этот счет. Россия не вошла в НАТО, точно так же, как это не случилось в Пратика ди Маре в 2002 году, когда Берлускони содействовал рукопожатию между президентом Джорджем Бушем и его российским коллегой Владимиром Путиным. Инициатива Берлускони покрыла все болезненные столкновения с Москвой по поводу горячих украинского, иракского, иранского, грузинского вопросов, но подобно подземной реке, текущей в карстовых породах, они сейчас выходят на поверхность еще более глубокими и широкими. Администрации Обамы и Медведева, действительно, в течение года пытаются наметить пункты, которые требуют разрешения и нового курса, то есть перезагрузки отношений.

После холодного тона, последовавшего за российской оккупацией Грузии в 2008 году, и риторики времен холодной войны по поводу американского ракетного щита на территории Чехии и Польши, сегодня Москва производит впечатление более склонной к сотрудничеству на евроатлантическом фронте. Наметилось много точек сближения между Россией и Америкой: новый договор о снижении стратегических наступательных вооружений СНВ-3, подписанный двумя президентами в Праге в апреле этого года; снижение враждебного тона по отношению к странам Восточной Европы, бывшим созникам СССР, вошедшим в Европейский союз и НАТО; сближение российских позиций с позициями Вашингтона по отношению к Ирану, что привело к замораживанию продаж Тегерану российских ракетных систем земля-воздух; усиление роли России в Афганистане (через Россию идет сбыт  и переброска афганских наркотиков); наконец, возможное присоединение Российской Федерации к Всемирной торговой организации после декламаций Москвы о самодостаточности, сделанных в 2007 году. Остается выяснить, это сближение является временным или же это сигнал к началу стратегического партнерства? Идет ли речь о реальной интеграции России в западную систему безопасности или это просто уловка для того, чтобы стабилизировать свое стратегическое пространство?

Дать уверенный ответ на это вопрос пока трудно. Но два момента неоспоримы: результат процесса сближения между Западом и Россией во многом будет зависеть от развития внутреннего политического сценария в Российской Федерации. В борьбе за власть, которая вскоре развернется между Путиным и Медведевым, решится будущее нации, неуверенно  и  медленно продвигающейся по пути к демократии. От того, кто победит на выборах в 2012 году, будет зависеть реальный политико-дипломатический курс на евроатлантической шахматной доске. Второй момент заключается в том, что догадка Берлускони и его дипломатическая и стратегическая инициатива, начатая в Пратика ди Маре, доказала всю свою обоснованность. Берлускони был прав. Пусть это учтут борцы за права человека,   готовые учить всех и каждого. В Лиссабоне никто не возражал против присутствия Медведева. Россия решила свои проблемы? Конечно, нет. Но сегодня, также благодаря Берлускони и итальянской дипломатии, Россия как никогда прежде близка к зоне свободы и демократии, каковой является евроатлатическое сообщество.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.