Белград, Сербия – В Сербии быстро отказываются от былых запретов.

 

Страна начала переговоры с вышедшей из ее состава провинцией Косово, которую сербы считают колыбелью своей культуры. Она активизирует усилия, направленные на поимку подозреваемого в совершении военных преступлений Ратко Младича, которого многие здесь боготворят, называя героем. И она извинилась за те зверства, которые были совершены во время распада Югославии, сопровождавшегося насилием.

Неожиданно когда-то непримиримая в своем национализме страна стала меньше зацикливаться на собственной гордости и больше обращать внимания на экономические проблемы. А это приводит к тому, что она отворачивается от своей прежней наставницы России и налаживает отношения  с Европой и Соединенными Штатами.

В основе этого перевоплощения – надежда на вступление в ЕС. Сербия все лучше понимает, что путь к благополучию и процветанию лежит через реформы, которые позволят ей вступить в континентальный клуб ответственных западных демократий.

Всего несколько  лет тому назад сербские националисты, разгневанные независимостью Косова, нападали на посольства США и других западных стран. Сербские лидеры с презрением относились к идее вступления в Евросоюз и вместо этого искали расположения России, своей традиционной союзницы.

Сейчас, когда страной правит президент-реформатор Борис Тадич, Сербия настойчиво стремится смыть с себя позорное клеймо главного поджигателя войн на Балканах в период 90-х годов.

Она стремится навстречу Западу и в других областях. На прошедшем недавно гей-параде полиция защищала его участников от бесчинствующих бандитов. Такие действия еще совсем недавно были бы немыслимы в этой стране, глубоко пораженной гомофобией.

Изменения уже начинают приносить свои плоды.

Евросоюз согласился в октябре детально рассмотреть давно уже поданную Сербией заявку на вступление в это объединение 27 государств, хотя в качестве главного условия членства он выдвигает требование о серьезном преследовании Младича. Этот боснийский серб в годы войны командовал армией, и трибунал ООН по военным преступлениям предъявляет Младичу обвинения в геноциде. Его обвиняют в том, что он организовал резню в Сребренице, когда было уничтожено примерно 8000 боснийцев – мужчин и мальчиков. Это была самая страшная кровавая бойня в Европе со времен Второй мировой войны.

Перемены приходят медленно – ведь прошло почти двадцать лет с момента окончания коммунистического правления, когда Сербия играла центральную роль в том кровопролитии, которое было развязано с распадом Югославии.

Выступая под лозунгами национального достоинства и гордости, Слободан Милошевич развязал провальные войны в Хорватии, Боснии, и наконец в Косове, перекроив карту Европы и оставив в наследство значительной части этого региона глубокое этническое недоверие.

Если Сербия продолжит движение по этому пути, она пойдет по стопам других бывших коммунистических стран, таких как Болгария, Чехия, Словакия, Венгрия и Румыния. Сегодня все они – члены ЕС и НАТО, и все считают себя союзницами США.

Прозападно настроенный Тадич полагает, что Сербия, окруженная входящими в состав ЕС и НАТО, либо стремящимися туда вступить государствами, не имеет иной альтернативы, кроме присоединения к Европе с ее общими демократическими ценностями.

Он считает, что Сербия добьется экономического благополучия только в том случае, если вступит в Евросоюз.

«Люди в Евросоюзе живут лучше, у них лучше экономика, у них лучше исполняются законы, и именно поэтому нам надо идти этим путем», - говорит Тадич, начавший в 2008 году свой второй президентский срок.

Не все сербы стремятся оставить прошлое позади. Тадич со своей прозападной ориентацией сталкивается с мощнейшей оппозицией националистов, которые хотят, чтобы Сербия поддерживала тесный союз с Россией. Москва в 1999 году выступала резко против натовских авиаударов против Сербии и поддерживала Белград, не признававший независимость Косова.

Премьер-министр Зоран Джинджич (Zoran Djindjic), ставший первым в Сербии прозападным лидером после распада Югославии, был убит в 2003 году сербскими боевиками, которые воевали в Хорватии и Боснии и боялись, что он передаст их в руки трибунала ООН.

После убийства Джинджича к власти в стране вернулись националисты. Разозлившись на Соединенные Штаты  и большую часть стран-членов ЕС из-за признания косовской независимости, премьер-министр Воислав Коштуница отказался от стремления своего предшественника к вступлению в ЕС и вместо этого начал укреплять отношения  с Москвой.

Москва проявляет особый интерес к судьбе Белграда. У России общие культурные, этнические и религиозные корни со славянской и православной Сербией. Натовские бомбардировки Сербии из-за Косова стали новым символом исчезновения российского влияния за десять лет после распада Советского Союза и независимости бывших восточноевропейских вассалов России.

США, между тем, считают направление движения Сербии крайне важным, поскольку эта страна является потенциальным источником нестабильности  в этом традиционно неспокойном регионе.

Внимание американцев к Белграду раздражает Москву.

По словам аналитиков, Кремль был очень недоволен, когда госсекретарь  США Хиллари Клинтон заявила в октябре о желании Вашингтона видеть Сербию «лидером» региона и членом ЕС.

В России бытует мнение, что «Белград это союзник Москвы», говорит влиятельный московский специалист по Балканам Елена Гуськова. «Если Сербия вступит в ЕС, ситуация радикально изменится», - отмечает она.

Правительство Тадича само появилось на свет на волне политической нестабильности и насилия в ходе нападений на посольства в 2008 году.

Коалиционное правительство Коштуницы, куда вошла Демократическая партия Тадича, распалась спустя всего несколько  месяцев, из-за чего возникла необходимость проведения досрочных выборов. После многолетнего недовольства населения националистами прозападный блок Тадича одержал победу, пообещав подтянуть свою обнищавшую нацию к уровню основных европейских стран.

Но его постоянно преследуют экономические трудности и невзгоды.

Сербы все больше недовольны безработицей, измеряемой двузначными числами, а также своими зарплатами, составляющими примерно 300 евро в месяц. Это самый низкий показатель на Балканах.

«О чем говорит Тадич? – спрашивает 68-летний Горан Златич. – Евросоюз не примет нас к себе еще лет семь-десять. Но мы не можем так долго ждать лучшей жизни».

Коштуница, которого критики обвиняли в молчаливом поощрении нападавших на посольства, умело использует такие настроения. Он продолжает подогревать националистические чувства, заявляя, что ЕС «хочет увести Косово» из-под носа у Сербии.

«Сербии пора перевернуть страницу и отказаться от политики, авторы которой заявляют, что альтернативы вступлению в ЕС нет», - заявил Коштуница в этом месяце.

Мощные противоречия в Сербии вызвали извинения Тадича за преступления, совершенные сербами против мирных жителей во время хорватской войны за независимость.

Запад приветствовал эти заявления, назвав их символическим шагом к примирению через 19 лет после начала войны. Но законодатель Милош Алигрудич из партии Коштуницы заявляет, что извинения Тадича это «очередное унижение».

Предложение Тадича обсудить с лидерами этнических албанцев статус Косова также вызывает недоверие, хотя он утверждает, что Сербия никогда не признает косовскую независимость.

Националисты также недовольны усилиями Сербии по поимке Младича и решением увеличить награду за его голову с 1 миллиона евро до 10 миллионов.

Праворадикальная организация пообещала точно такую же сумму тем, кто назовет имена потенциальных «предателей», способных выдать Младича.

Свой материал для статьи предоставил Джордж Джан (George Jahn).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.