Пару лет назад напряженность в отношениях между Россией и НАТО была на грани открытых военных действий. В августе 2008 года, спустя четыре месяца после того, как НАТО дала Грузии согласие принять ее в свои ряды, Россия послала в эту страну свои войска для отражения грузинского наступления против одного из сепаратистских регионов Грузии. После семидневной войны Россия оккупировала пятую часть грузинской территории. Спустя несколько  дней НАТО объявила, что не сможет строить с Россией отношения как обычно до тех пор, пока та не отведет свои войска назад. Альянс держал слово два года, но сейчас, или из прагматических соображений, или из чувства страха, НАТО решила отступить.

19-20 ноября все в отношениях с Россией опять стало как обычно, когда в Лиссабоне состоялся саммит НАТО. Участники этого мероприятия постарались аккуратно проигнорировать и скрыть тот факт, что российские войска после войны лишь наращивали свое присутствие в спорных регионах Грузии. Во вторник уступчивой тональностью саммита, похоже, заразился и президент Грузии Михаил Саакашвили, который сделал поразительное заявление о капитуляции. Выступая во Франции, он пообещал в будущем вести дела с Россией только мирным путем, даже если она «откажется вывести свои оккупационные войска, и даже если ее «марионеточные формирования будут совершать многочисленные нарушения прав человека» на земле Грузии. Не удивительно, что российская сторона воспринимает это как громкую победу.

Представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин заявил во вторник TIME, что разногласия  двух прошедших лет, когда официальные отношения блока с Россией были заморожены, помогли определить «красную черту», переступать которую Североатлантический альянс не хочет. «Кризис 2008 года стал проверкой, - сказал он. – Эти события показали, что НАТО не будет вступать в конфликт с Россией даже тогда, когда ее любимчик [Грузия] получает взбучку». По словам Рогозина, несмотря на пробные попытки примирения со стороны Саакашвили, грузинский президент «остается преступником» в глазах России. «Он стрелял в российских миротворцев, а это по нормам международного права приравнивается к нападению на всю страну. Но все это не помешало восстановлению наших отношений с НАТО».

Это стало ясно во время Лиссабонского саммита, где с президентом России Дмитрием Медведевым обращались как с почетным гостем, а НАТО зашла как никогда далеко, чтобы успокоить Россию по поводу целей и намерений альянса. Блок пригласил Россию к участию в создании противоракетного зонтика над Европой, хотя Россия всегда смотрела на эту систему как на угрозу собственному арсеналу. А в своей новой «стратегической концепции», принятой 20 ноября (первая за 10 лет), альянс впервые заявил, что «НАТО не является  угрозой для России».

Но белым флагом размахивала только одна сторона. Российскую военную доктрину, в которой указано, что расширение НАТО это главная угроза, вообще не обсуждали на саммите. А в один из моментов Медведев строго напомнил о российском недоверии. «Наше участие [в системе ПРО] должно быть абсолютно равноправным, - заявил он участникам саммита. - Либо мы полноценно участвуем, обмениваемся информацией, отвечаем за решение тех или иных проблем, или же мы не участвуем вообще. Но если мы не участвуем вообще, то, по понятным причинам, вынуждены будем защищаться».

В хоре обещаний о дружбе и сотрудничестве, звучавшем в Лиссабоне, эта завуалированная угроза как-то потерялась, как потерялся и вопрос об оккупации Грузии, который не упоминается ни в новой стратегической концепции НАТО, ни в совместном заявлении Совета Россия-НАТО. В последнем документе, принятом 20 ноября, просто звучит призыв к России и НАТО «воздерживаться от угрозы силой или применения силы друг против друга, равно как и против любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности или политической независимости». В контексте конфликта с Грузией это можно истолковать как ни к чему не обязывающее обещание России, что она больше так не будет.

Но это не очень-то успокаивает грузинские власти. Заместитель председателя парламентского комитета по международным отношениям Георгий Канделаки заявил, что российское военное присутствие на оккупированных территориях «по-прежнему  представляет угрозу нашей столице», и что угроза эта за последние два года только усилилась. Отвечая на вопрос о том, какими событиями в Грузии можно объяснить столь резкое изменение отношения  НАТО к этой ситуации, Канделаки сказал: «Может быть, что-то изменилось в НАТО, но в Грузии ничего не изменилось».

А в НАТО, похоже, изменилось то, что этот альянс уже не осмеливается бросать России вызов на постсоветском пространстве. Россия показала, что не уступит давлению Запада в своем заднем дворе. А для НАТО та помощь, которую Россия может оказать ей в решении глобальных проблем – Афганистан, Иран, Северная Корея, терроризм – просто слишком ценна, чтобы рисковать ею, идя на конфронтацию с Москвой из-за ее соседей. В любом случае, именно такие уроки извлекла из этого Россия. «То, что важно для НАТО и для ЕС, не имеет никакого отношения  к Грузии, - говорит Рогозин. – У среднестатистического американского гражданина очень смутные представления о том, что происходит в этих местах. Для них важнее всего снять напряженность».

Теперь, когда напряженность из-за Грузии практически забыта, Россия и НАТО вновь начинают сотрудничать по целому перечню вопросов. Что касается Афганистана, то Москва согласилась помочь с обучением и подготовкой войск, а также со снабжением. А если совместный противоракетный щит будет со временем построен, то Россия сможет многое сделать для отражения ракетных ударов, например, со стороны Северной Кореи. Но для большинства проектов в списке их совместных начинаний необходимо долговременное партнерство между НАТО и Россией, а они никогда не могли жить без конфликтов больше нескольких лет. В московских военных кругах кое-кто уже с надеждой ждет нового витка напряженности, надеясь ослабить ее к своей собственной выгоде.

«Например, в НАТО по-прежнему  действует политика открытых дверей, дающая каждому возможность для вступления. А это просто плевок на интересы России, - говорит военный аналитик Константин Сивков, 12 лет проработавший советником в российском Генштабе и ушедший оттуда в 2007 году. – Или взгляните на США. Они размещают ракеты «Пэтриот» в Польше, а самолеты F-16 в прибалтийских странах. Почему натовская инфраструктура движется в сторону постсоветского пространства? Если мы действительно собираемся быть партнерами, то мы хотим, чтобы к нам относились с большим уважением». Поэтому игра с приманкой будет, скорее всего, продолжаться.