Хорошая новость, что последние отчеты американских дипломатов, касающиеся Сильвио Берлускони и опубликованные Wikileaks, больше не затрагивают  «расслабленную» частную жизнь премьер-министра и устройство его празднеств. Многие итальянцы, в особенности сторонники правоцентристского правительства, давно жаловались на слишком пристальное международное внимание, направленное на сексуальные скандалы премьера. Плохая новость заключается в том, что новые разоблачения концентрируют внимание на тех аспектах, на  которых и нужно было, прежде всего, останавливаться, то есть на отношениях между предприятиями и правительством, а в особенности на личных экономических интересах и на проведении в жизнь внешней политики.

Публикации, основном касающиеся слухов, которые ходят в Риме и внутри партии Берлускони, кажется, не должны удивить никого из международных обозревателей, близко следящих, начиная с 2001 года, за итальянской политикой. Разумеется, речь не идет о доказанных фактах, а скорее об обвинениях и подозрениях. Но эти слухи приобретают чрезмерное значение, если их источником являются отчеты американских дипломатов. Необходимо осознавать, что они заставляют изменить отношения и политику, касающуюся безопасности мировой супердержавы.

Разумеется, Америка — ключевой союзник Италии. Кроме того, нужно подумать и еще кое о чем, что имеет первостепенное значение в международных отношениях, а именно - о доверии. Обычно между долговременными союзниками, в особенности, если эти союзники — демократические страны, доверие в международных делах основывается на длительном периоде все более глубокого знакомства с подспудными интересами и мотивами каждой страны. Что касается России, хорошо известно, что Германия совершенно по-другому относится к этой стране, чем Великобритания или Соединенные Штаты по причине более близкого географического расположения, тесных коммерческих связей и энергетической зависимости.

Признание этого факта было несколько затруднено тем, что Герхард Шредер стал очень хорошо оплачиваемым  президентом компании, строящей российско-немецкий газопровод, почти сразу после того, как он оставил пост канцлера Германии. Хотя большинство высказывалось положительно о его деятельности в бытность канцлером Германии, многие критики сочли занятие нового поста скандальным случаем, и, конечно, были правы. Но этот поступок не подорвал доверие к немецкой политике по отношению к России, потому что сделка была прозрачной и совпадала с общей линией политики Германии после окончания холодной войны.

В случае с Путиным Берлускони обвиняется в том, что в отличие от Германии он, подорвал доверие Америки, так как  нынешняя итальянская внешняя политика по отношению к России вызывает сомнения, не являясь продолжением прошлой политики. Хотя и дается положительная оценка помощи, которую оказывала Италия Америке в военных операциях в Афганистане и Ираке, как во время правительства Берлускони в 2001-2006 годах, так и во время правительства Проди в 2006-2008 годах, из дипломатических депеш все-таки становится ясно, что в Америке царит разочарование, недоверие и даже горечь по поводу курса итальянской политики в отношении России в период, когда поведение русских снова стало вызывать особенную озабоченность в Вашингтоне. Важно повторить и подчеркнуть, что сущность этого недоверия не основывается на теме «правильной» политики. Подобный аргумент мог бы публично обсуждаться с таким демократическим союзником как Италия. Источник недоверия заключается в убеждении, что итальянская политика стала не национальным, а личным делом и за этой политикой скрываются персональные коммерческие интересы, а вовсе не национальные.

Все правительства и все главы правительств питают идею, что тесные личные отношения между лидерами могут быть полезными в международных отношениях. Взаимопонимание между Биллом Клинтоном и Тони Блэром, например, считалось полезным как для Америки, так и для Великобритании. Проблема не касается этой темы. В общем, привилегированные отношения одного или нескольких европейских политических деятелей с российским лидером могут быть их преимуществом. В конце концов, Джордж Буш утверждал, что он «проник в душу Путина», когда они впервые встретились. Обвинения идут дальше персональных отношений.

Их суть неизбежно приводит мне на память хорошо известную обложку еженедельника «The Economist», опубликованную в 2001 году, когда я стоял во главе редакции журнала. Тогда мы заявили, что Сильвио Берлускони «непригоден» для управления Италией. Причем причина вовсе не заключалась в сексуальных скандалах, а скорее в том, что ему были предъявлены обвинения. Но особенно мы мотивировались тем, что складывались слишком тесные отношения между крупным деловым человеком и правительственными организациями, что представляет опасность для демократического государства. В этом случае неизбежно возникает подозрение, что правительственная политика будет направлена в сторону личных коммерческих интересов и интересов принадлежащих ему предприятий. А такие подозрения и обвинения глубоко разъедают доверие к правительству, да и вообще к капитализму.

Сейчас, основываясь на публикациях  Wikileaks, мы видим, что подобные подозрения подрывают также и доверие между союзниками в области внешней политики. Причем этот подрыв доверия продолжается уже долго, но, сделавшись общественным достоянием, он рискует еще более углубиться и расшириться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.