Распространение секретных документов Государственного департамента США на сайте Wikileaks  проливает свет на отношения между Италией и Россией и, в частности, на связи в области энергетики. Речь идет о комментариях и оценках дипломатического персонала и экспертов, и их этих рапортов становится ясна крайняя озабоченность американцев по поводу энергетической зависимости Европы, а в особенности по поводу влияния, которое Москва может оказывать на Старый Свет, манипулируя снабжением газом. В этом контексте личные отношения между Берлускони и Путиным, а также торговые связи между Eni и Газпромом интерпретируются, хотя и несколько поверхностно, как потенциальный дестабилизирующий элемент для европейской энергетической безопасности, если не как угроза трансатлантическому союзу.

В чем заключается новизна?

В действительности, нет ничего нового в том, что американцы косо смотрят на поведение русских по отношению к Европе. Всем известно замешательство Вашингтона в связи с отношениями в области энергетики между Россией и ее европейскими партнерами. Иначе и не может быть, если принять во внимание, что Россия является главным мировым производителем углеводородного топлива, в то время как Европа — один из регионов, наиболее зависимых от иностранных энергетических ресурсов.

Документы, опубликованные Wikileaks, проливают свет на специфическую озабоченность Америки из-за интенсивных коммерческих и технологических связей между Eni и Газпромом в развитии и транспортировке российских энергетических ресурсов. Но как итальянско-российское сотрудничество в области энергетики, так и реакция на это Вашингтона уже давно хорошо известны. Связи между двумя национальными энергетическими компаниями складывались на протяжении четырех десятилетий и никогда не подвергались серьезным ударам даже в период радикальных политических перемен в начале девяностых годов.

В этом свете личные отношения между Берлускони и Путиным, которые так раздражают Вашингтон, представляют собой только одну из сторон итальянско-российского энергетического сотрудничества, начатого в самый разгар холодной войны пятьдесят лет тому назад Eni во главе с Маттеи с первых соглашений нефть в обмен на технологии. Это сотрудничество не прерывалось и при смене партий у власти, как показало правительство Проди, сыгравшее активную роль в проекте газопровода «Южный Поток» То, что на взгляд Вашингтона изменилось, так это, возможно, новые формы, которые принимает кооперация между Римом и Москвой благодаря тесным связям между двумя политическими лидерами. Но при этом сущность вещей не изменилась. Речь по-прежнему идет о твердом партнерстве между страной, крайне зависящей от поставок газа и нефти, и страной, которая большую часть своих доходов извлекает от продажи своих энергетических ресурсов.

Газовая ось и европейская зависимость


Первый вопрос, который сразу же возникает при чтении американских дипломатических депеш, заключается в следующем: эти привилегированные отношения представляли, представляют или будут представлять угрозу для европейской энергетической безопасности?
Вашингтон опасается, что из-за роли, которую играет Италия, Россия сможет держать под постоянным политическим прицелом Европейский союз. Конечно, Рим не является троянским конем Кремля внутри Европы, и несмотря на тесные личные отношения между Берлускони и Путиным стратегия Италии и  Eni подчиняется по существу национальным интересам или, по крайней мере, тому, как они понимаются. С другой стороны, то, что Европа зависит от Москвы в области энергетики, - это реальный факт. Россия — основной мировой энергетический поставщик, и это нормально, что европейские страны покупают нефть и газ в основном у своего ближайшего соседа.

То, что представляется как растущая зависимость, на деле не является ею. Во время холодной войны европейские страны импортировали из Советского Союза, тогда официального врага, 80% иностранного газа. Сегодня Европейский союз импортирует из России, являющейся его  торговым и стратегическим партнером, 38% газа, что составляет 6% от общих энергетических нужд союза. Кроме того, отношения — двусторонние: если Москва продает Европейскому союзу 38% газа от ее общего импорта, то на европейском рынке реализуется 65% российского экспорта. Для страны, где продажа углеводородного топлива ирает такую важную роль в бюджете, такая сильная зависимость от спроса Европейского союза представляет собой очень уязвимое место.

Выбор Италии

В США распространено мнение, что итальянский энергетический выбор диктуется близорукой политикой, слишком зависимой от привилегированных отношений с Москвой. Вашингтон никак не может переварить итальянско-российскую инициативу строительства
«Южного Потока», которую продолжает рассматривать как часть стратегии Кремля, направленную на подавление всех европейских попыток найти другие источники снабжения газом (в первую очередь, речь идет о газопроводе Nabucco), а не как стремление  избежать транзита газа через территорию Украины.

С другой стороны, Государственный департамент доходит до того, что описывает  Eni как механизм власти на службе итальянских политических интересов, которые готовы разыграть энергетическую карту для своего усиления на европейской арене. Эту критику странно слышать от страны, которая в последние десятилетия сделала приоритетом своей внешней политики защиту интересов собственной энергетической промышленности, что не отменяет того, что для такой критики есть основания.

Дело в том, что Eni имеет свои котировки и на бирже в Милане, и на бирже Wall Street. В то же время 30% ее акций принадлежит итальянскому правительству, что на взгляд американцев делает ее несколько необычной. С одной стороны, менеджмент этой нефтяной и газовой компании продемонстрировал значительную предприимчивость, сделав ее мировым игроком в самых современных секторах (достаточно вспомнить трубопроводы в оффшорных зонах), продолжая долговременную традицию, которая восходит к ее основателю Энрико Маттеи. С другой стороны, двусторонняя связь с итальянским политическим истеблишментом стала источником спекуляций в области стратегическо-коммерческих связей компании, подорвав ее способность быть представленной на международном уровне в качестве независимого игрока.

Подобная ситуация вовсе не редкость в случае компаний, действующих в таком стратегически важном секторе, как энергетический. Другое дело, если вместе с общими экономическими целями преследуются еще и другие, частные и личные, как позволяют предположить некоторые документы, опубликованные Wikileaks. Подобное смешение губительно для национальных интересов, и его следует аккуратно избегать.


Николо Сартори — научный сотрудник Института международных дел