Несколько лет назад никому не приходило в голову после слов «будущее Европы» ставить вопросительный знак. Сегодня это дело обычное, это даже признак хорошего тона.

Но давайте отличать рассуждения интеллектуалов, где есть скептицизм, пессимизм, предупреждения, от настоящей заботы о континенте, который — наша судьба.

Меня будущее Европы беспокоит. Европа уже давно забывает о том, что стало причиной ее исключительности, продолжающейся несколько столетий. Европа не замечает, что причины своей исключительности наполовину сознательно, наполовину из-за невнимательности, она уничтожает.

Европа была основана на свободе и демократии. На уважении к разнообразию (не только сыров, но и системных характеристик  составляющих элементов).

На понимании того, что должно быть больше центров, где принимаются решения (не одна имперская столица).

На основанном на христианских ценностях взгляде на человеческую жизнь, который признает десять заповедей и берет ответственность за что-то, что выше сил и понимания отдельного человека (религиозные и атеистические вариации этого гораздо ближе друг к другу и более похожи друг на друга, чем полагают фундаменталисты с обеих сторон).

На понимании, что для функционирования общества ключевой является связь между заслугами и вознаграждением. Иначе говоря, средства обеспечения собственной жизни (и жизни своей семьи) зависят от того, что человек сделает. Это не дар, милостыня или простая помощь.

Конечно, можно было бы расширить этот перечень «европейских» (мы считаем нормальных, естественных, понятных всем) характеристик, но главные, наверное, уже перечислены.

Эти ценности создавались в течение столетий, некоторые выдающиеся личности сделали для этого гораздо больше других, но в любом случае это был не авторитарный проект, а продукт спонтанной, возникающей в результате эволюции системы.

Мизес (Mises) и Хайек (Hayek) были правы, утверждая, что ни одну сложную систему не надо проектировать и что всегда возникнет проблема, когда кто-то пытается это сделать.

Все говорит о том, что такая эволюция в Европе была нарушена.

Все началось с французской революции, когда всплыли права человека без какой-либо базы, права положительные, то есть дробь с числителем и пустым знаменателем.

Все это усилили «великая октябрьская» революция, разрушившая свободу, демократию и рыночную экономику, и во многом похожая на нее, но «обогатившаяся» еще и расизмом революция нацизма Гитлера.

В тени этих великих революций проходило «дробление» Европы (не как континента, а как системы), которое под лозунгами с новыми «измами» продолжается и сегодня.

Оставлена Вестфальская система национальных (иногда и многонациональных) государств, которая не случайно делала возможными свободу и демократию. Несмотря на фразы о так называемом подчинении, приходят все более сильная централизация и унификация Европы, а вместе с ними и ликвидация системного разнообразия Европы.

Действительная польза связанных с христианством ценностей нивелируется спорами, например, о том, был ли мир создан за семь дней или его создавали как-то иначе.
 
Идолы «социально-рыночной» экономики разбили не только экономическую, но и социальную систему.

Новая зеленая религия – это сокрушительный удар по традиционной европейской рациональности.
 
Французскую революцию сегодня завершает «humanrightism».

Заниматься отдельными экономическими вопросами имеет смысл только тогда, когда осознаешь этот более широкий контекст. С этой оговоркой я замечу, что в 2011 году:

— евро выдержит (и чешская крона тоже);

— долговой кризис а-ля Греция и Ирландия постигнет и другие страны;

— экономический рост Чешской Республики будет выше среднего в еврозоне;

— экономика США разочарует;

— страны БРИК (благодаря быстрому темпу роста) продолжат догонять «развитую» Европу;

— у ЕС может появиться единая система налогообложения, а не только единая валюта, то есть суверенитет входящих в ЕС стран будет ограничен.

Вацлав Клаус – президент Чешской Республики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.