Так что же, что же? Верно ли, что Россия — «практически мафиозное государство» и в нем «невозможно провести грань между властью и организованной преступностью»? Именно этими словами, если верить WikiLeaks, отозвался о России испанский следователь Хосе Гринда Гонсалес (Jose Grinda Gonzalez).

А может быть, верна наивная и давно исповедуемая экономистом из Goldman Sachs Джимом О’Ниллом (Jim O’Neill) точка зрения? По его мнению, Россия входит в группу БРИК наряду с Бразилией, Индией и Китаем, а группа эта является сейчас и будет являться в будущем полюсом роста мировой экономики.

Понять истину о России сложно, в этом нет ничего нового. В 1939 году Уинстон Черчилль, выступая по радио, сказал: «Я не могу предсказать для вас действий России. Это головоломка, обернутая в тайну и скрытая внутри загадки».

В декабре прошел мало кем замеченный саммит ЕС и России, по итогам которого был достигнут прогресс на пути к превращению России в полноправного члена Всемирной торговой организации. Но на встрече, прошедшей 7 декабря в Брюсселе, не было внесено ясности в вопрос о том, когда эта общая цель может быть достигнута. Впрочем, нам, пожалуй, надо быть благодарными и за мелочи. После неурядиц минувших лет, когда Россия нападала на Грузию и вела свою неуклюжую «газопроводную дипломатию», относительное затишье всех только радует. Возможно даже, что это будет нечто большее, нежели относительное затишье.

Взять, к примеру, экономику России. В краткосрочной перспективе с ней все не так уж плохо, а учитывая трансатлантический финансовый кризис, этому надо радоваться. Частично как результат уроков, усвоенных после финансово-экономической катастрофы 1998 года, Россия оказалась неплохо подготовленной к тому, чтобы отреагировать на финансовую катастрофу, постигшую Запад.

Россия не разбазаривала свои полезные ископаемые, а, подобно Норвегии, отложила большие суммы на стабилизацию и осуществляла консервативную бюджетную политику.

Благодаря этому в 2009 году, когда ударил кризис, Россия смогла осуществить массированную фискально-стимуляционную программу. Производство упало, что не удивительно, учитывая, насколько важны для экономики были полезные ископаемые. Но несмотря на это, равно как и на проблемы в отношениях с крупнейшим внешнеторговым партнером (то есть Евросоюзом), Россия — двадцатая в мире страна по экономическому развитию — сейчас восстанавливается. Сначала восстановлению поспособствовал некоторый рост цен на нефть, а потом, как указывается в последнем экономическом обзоре Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ), повышение потребления, а теперь и инвестиций.

Снижение населения


Экономист из Deutsche Bank Research Торстен Нестман (Thorsten Nestmann) предполагает, что производительность российской экономики будет в ближайшие пять лет расти со скоростью порядка 4% в год. Это существенно ниже, чем среднегодовые показатели за период с 2000 по 2008 гг., приближавшиеся к 7%; Россия не попадает здесь в ту же категорию, что Китай и Индия. Но население России, составляющее 141 миллион человек, быстро сокращается (и стареет), так что в пересчете на душу населения экономическая производительность смотрится хорошо, пусть даже в долгосрочной перспективе кошмарные демографические тенденции обещают создать гигантские социальные и экономические проблемы.

Взяв на вооружение примитивную экономическую идеологию свободного рынка и «вашингтонского консенсуса», Россия при предшественнике Владимира Путина Борисе Ельцине превратилась из авторитарного коммунистического государства в такое государство, где экономикой, основанной на эксплуатации богатых полезных ископаемых России, управляли продажные и зачастую преступные олигархи.

Стабильным восстановлением своей экономики страна обязана преимущественно добыче нефти и газа (на них приходится свыше 25% валового внутреннего продукта). Восстановление могло бы идти еще быстрее, но цены растут, а производительность энергетического сектора целое десятилетие не росла, потому что не велась адекватным образом инвестиционная деятельность и сохранялась с давних времен общая неэффективность.

Одними лишь природными ресурсами невозможно подвести фундамент под долгосрочный рост российской экономики. Диверсификация ее структуры крайне необходима, отсюда и обращенные к России призывы ОБСЕ создать «более мощную модель роста».

Важно отметить, что высшее политическое руководство России, без сомнений, испытывает беспокойство в связи с ростом политической и экономической силы своего восточного соседа — Китая — и видит эту проблему. В сентябре прошлого года президент Дмитрий Медведев в не допускающих компромисса формулировках предупредил о существовании угрозы социальной и экономической модернизации. Он подчеркнул коррупцию, алкоголизм, демографическую обстановку и, как он выразился, «позорную» зависимость страны от природных ресурсов и советского ядерного оружия, без которых страна не держалась бы «на плаву».

Есть мнение, что российское руководство хочет вернуться на путь реформ, проводившихся в первые годы президентского правления Путина.

«Слова Кремля о планах по модернизации и приватизации говорят о том, что авторитаризм, основанный на энергетике и государстве, идет на убыль», — считает Фредрик Эриксон (Fredrik Erixon) из Европейского центра международной политэкономии (Брюссель). А Нестманн из Deutsche Bank Research указывает, что существенным компонентом экономической модернизации могла бы стать модернизация существующей объектов инфраструктуры и заводов.

Иностранные технологии

Тем не менее, считается, что именно иностранные технологии станут неотъемлемой частью модернизации и диверсификации структуры промышленности. Деловой климат в этой стране все еще очень неприятен с точки зрения привлечения иностранных технологий, и это может стать роковой слабостью, не в последней степени потому, что из-за этого встает фундаментальный вопрос — а способны ли российские власти вообще обеспечить правопорядок и преодолеть интересы привилегированных слоев общества ради проведения глубоких и необходимых реформ.

Евросоюз, в свою очередь, должен оставаться настороже, учитывая опасность возникновения политической нестабильности в Москве. Но в то же время Евросоюз должен всеми силами помогать России с реформами. Евросоюз должен попытаться не дать этому нездоровому государству превратиться в северную Нигерию — страну, чьими проклятьями стали обилие природных ресурсов и связки между коррупцией и нефтяной промышленностью Евросоюзу придется дорого заплатить — как в гуманитарном, так и в экономическом плане — если его восточный сосед погрузится в болезненную криминальную анархию.

Стюарт Флеминг — журналист, работает в Лондоне