В 2010 году стали особенно заметны два явления: рост влияния развивающихся стран и относительный упадок западного мира. Разумеется, еще слишком рано говорить о том, что мы вступаем в «постзападный» мир, однако то, что он стал многополярным, уже не вызывает сомнений. В нем не существует главного полюса. Америка и ее союзники по уши завязли в Афганистане и думают лишь о том, как бы поскорее из него убраться. США страдают от сильнейших внутренних противоречий, а их позиции особенно уязвимы из-за огромного дефицита. Хотя Америка по-прежнему остается «необходимой» державой, больше нельзя назвать «достаточной». Переживающая кризис самосознания Европа, отчаянно борется за спасение евро. Сейчас она скорее склонна отгородиться от мира, чем заниматься решением его проблем.

Растущая нестабильность мира является следствием взаимодействия двух масштабных тенденций. В то время как Запад переживает затяжную фазу «относительного упадка», у развивающихся стран нет ни возможностей, ни желания взять на себя роль международной стабилизирующей силы, которая по логике вещей должна была бы отойти к ним с учетом их экономических достижений: разве темпы роста экономики новых держав не в 5-10 раз выше, чем в Европе?

Среди развивающихся стран также отчетливо заметны два основных явления: углубление достигнутых результатов и расширение состава. Можно ли сегодня ограничиваться БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) для описания этого «клуба» бурно развивающихся государств?

Китай, величайшая держава нового мира, стоит немного в стороне. В стратегическом и экономическом плане его вес в три раза превосходит Индию, даже если она и скоро обойдет его в плане демографии. Вторую величайшую экономическую державу мира движет вперед все более туманный национализм, а также болезненная восприимчивость к успехам и провалам своих западных соперников. Пекин вполне благосклонно относится к статусу державы, хотя и колеблется в принятии дипломатических и стратегических решений. Не слишком ли опасно отказываться от скромной роли, которую он играл до самого недавнего времени? Стоит ли ему уступить давлению националистов и более громко и жестко заявить о своих интересах, рискуя при этом настроить против себя все без исключения азиатские страны?

Нельзя не отметить и еще две страны, которые добились впечатляющих результатов: Турцию и Индонезию. Это два мусульманских государства, которые на собственном примере доказывают, что такие понятия как современность и ислам не являются несовместимыми в отличие от того, что думает большинство аналитиков. Услышав презрительное «фи» от Европейского Союза, Турция все же доказала, что великие империи (такие как Османская империя) действительно никогда не умирают. Индонезия как страна с самым большим в мире мусульманским населением становится ярким примером взаимодействия религиозной умеренности  и экономического и политического прогресса. Удалось ли ей стать новым «грандом» Азии? В любом случае, игнорировать сегодня ее больше нельзя. 

В конце 2010 года мы увидели важный символ этого переустройства мира: «поражение» Великобритании и США России и Катару в «соревновании» за право провести Чемпионаты мира по футболу 2018 и 2022 года. Вот вам и наглядное свидетельство того, что мир ожидают большие перемены.

Автор статьи - специальный советник Французского института международных отношений (Ifri)