Премьер-министр Владимир Путин, выступивший на недавнем саммите в Лиссабоне, предложил Европейскому Cоюзу создать единый общий рынок от Лиссабона до Владивостока. После десятилетий холодных и горячих войн, падения Берлинской стены и преодоления политических предрассудков, накануне предполагаемого расширения НАТО за счет стран бывшего советского блока, вам не кажется, что это предложение Путина должно быть рассмотрено и реализовано? Если не для нас, то для наших детей?
Нерио Форназиер

Дорогой Форназиер,

Слова «единый рынок» могут иметь различные значения. На языке Европейского Союза они означают то, что было решено создать согласно Маастрихстскому договору, то есть экономическое пространство, внутри которого государства не только отказываются от тарифных барьеров, уже отмененных правилами общего рынка, но также от целого арсенала норм, административных циркуляров и практик, не всегда объявленных, которые служат для защиты собственных интересов и для преграды посторонним.

Какой успех был достигнут и сколько еще надо сделать, ясно из доклада президента Европейской комиссии, который Марио Монти представил в Брюсселе в прошлом мае. Он был комиссаром по вопросам внутреннего рынка и конкуренции и прекрасно знает секторы, в которых несмотря на Маастрихстский договор все еще отсутствуют общие правила поведения. Создание общего рынка — это бесконечный Сизифов труд. Как только появление новых технологий и нового спроса формируют новые рынки (например, источники экологически безопасной энергии, электронные услуги, цифровое телевидение), возникает искушение протекционизма, и каждое государство прислушивается скорее к своим предпринимателям, оказывающим давление, чем к рекомендациям Брюсселя. Глубоко убежденный, что создание общего рынка способствует усилению экономической роли Европы в мире и созданию новых рабочих мест, Монти выдвинул целую серию предложений, которые Баррозо пообещал превратить в проекты законов.

А гигантский рынок от Лиссабона до Владивостока, о котором говорит Владимир Путин, - это нечто другое. Премьер-министр России стремится добиться лучших условий для российских энергетических колоссов на европейском рынке. Он хочет отмены визового режима для российских граждан. Он готов принять европейские капиталы, если они будут способствовать модернизации страны. Он не собирается терять контроль над ресурсами своей страны, и мне не кажется, что он готов отказаться от политического контроля Кремля за большими индустриальными и финансовыми группами. Добавим к этому, что Россия слишком велика и слишком гордится своей особостью, чтобы допустить в перспективе постепенное уменьшение своего национального суверенитета. Следовательно, лучше снизить барьеры и начать создавать не столько единый евро-российский рынок, сколько большую зону свободного обмена, что было бы выгодно для всех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.