Утром во вторник, как обычно, я ехал на поезде из Брно в Остраву. В мое купе зашла пожилая пани и начала ругать режим: «Конечно, не было бананов и апельсинов, но был хлеб, масло, мука, и при так называемом тоталитаризме жить было гораздо лучше, чем сейчас».

Ее слова меня заинтересовали, и я заговорил с ней. Пани призналась, что ей скоро будет 70  и что она очень плохо видит. Живет она в маленькой деревне недалеко от Вышкова и, к несчастью, постепенно видит все хуже и хуже, и сейчас у нее уже только периферическое зрение. Пани ездит в Брно в больницу «на капельницу».

- Это очень глупо, но многим сегодня гораздо хуже, - утверждает она.

- Не сердитесь, но вам при этом коммунизме не мешало то, что ничего нельзя было критиковать?

- Можно было. У нас работали одни женщины (она работала бухгалтером в народном комитете), и мы всегда добивались того, что нам было нужно. Было гораздо больше уважения к общественности, к людям. Пришел к нам выпущенный заключенный с просьбой о социальной поддержке. Мы ему объяснили, что это нельзя организовать за один день, что пусть приходит завтра. Он пожаловался нашему начальнику, и нам досталось за то, что плохо ведем себя с людьми. Сегодня с ним бы никто не разговаривал, его бы сразу выдворили из учреждения.

- А вам не мешало то, как по телевидению людям постоянно внушали идеологию? С Советским Союзом на вечные времена, ну и так далее?

- Мне телевизор не нравился. У меня не было телевизора. Я читала книжки, я искала их, и у меня всегда получалось найти какие-то интересные книги.

- А то, что заставляли постоянно ходить на разные политические собрания и демонстрации, например на первое мая?

- Первомай. У нас в деревне это был большой праздник. Всем это нравилось. Там были символические машины, солдаты, дети были просто в восторге. Праздник был у всей деревни.

- А вы же при коммунизме не были в партии. Почему?

- Меня это как-то не заинтересовало.

- А у вас не было ощущения, что вы гражданин второго сорта?

- Совсем нет. В деревни тогда правили дружба и солидарность. Люди дружили и помогали друг другу. Все это совсем изменилось. Теперь люди заинтересованы только в том, чтобы нахапать для себя как можно больше. Им уже нет дела даже до семьи, им важны только они сами. У нас в деревне все так страшно завидуют друг другу и соревнуются, кто будет богаче. И когда дома никого, так ваши соседи обворуют вашу квартиру. Ну, где мы теперь оказались? Как мы живем? Если были проблемы при коммунизме, можно было довериться друзьям и знакомым, и они помогли бы. А если что-то случилось сегодня, так об этом лучше никому ничего не говорить, иначе проявишь свою слабость. А люди вокруг так разовьют проблему, сделают из нее катастрофу, так что вас все это просто убьет. Кроме того, по этой же причине люди боятся говорить о том, что их беспокоит, чем они не довольны. Никогда не угадаешь: что-то где-то скажешь, а кто-то использует это против тебя и против твоих детей. Сейчас очень любят мстить.

- Но почему люди сейчас в Чехии ведут себя так невоспитанно и так по-хамски?

- Не знаю.

-  Если вы не довольны, голосуйте за какую-нибудь другую партию. Ведь у людей есть возможность изменить положение вещей на выборах.

- Нет, совсем нет. Голосовать бесполезно. Давление было в деревне в начале 50-х годов, когда частников заставляли вступать в колхозы. Я хорошо это помню, это время, когда мне было пять-десять лет. У людей конфисковали коров, ночью стучали в ворота, крестьян выгоняли из деревень. Мама тогда работала в поле с утра до ночи за три кроны в день. Женщины косили в поле. В 50-е было трудно, но в 70-е и 80-е в деревне жизнь была хорошая.

Я постоянно повторяю это. Пражские СМИ живут в вакууме и внушают Чешской Республике свои «ценности». Люди не из Праги живут совершенно в другом мире. Неудивительно, что пропаганда пражской прессы их не трогает…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.