Некоторые плохие идеи в области национальной безопасности никак не хотят отступать. Одна из худших, обсуждаемая уже лет двадцать: мысль о том, что следует предложить России членство в блоке НАТО. Это идея, время для которой никогда не настанет.

В  каком-то смысле, после падения Берлинской стены, натовский альянс оказался в положении организации, ищущей свое лицо. Изначально блок НАТО был создан как организация коллективной безопасности эпохи холодной войны, с целью сдерживания военной агрессии Советского Союза против свободных стран Западной Европы и для защиты их, в случае необходимости, от наступления красных. В те дни НАТО был символом прочных американских военных обязательств в отношении Европы, умышленным контрастом к изоляционизму межвоенных эпох, сыгравшему свою роль в развязывании Второй мировой войны.

Однако в период, последовавший непосредственно после окончания холодной войны, все чаще стал подниматься вопрос – зачем вообще нужен НАТО. Исходная угроза исчезла, так почему бы просто не покончить со всем этим? Верх взяли, однако, более хладнокровные умы, и блок НАТО подвергся не свертыванию, а резкой экспансии на восток, с включением в свой состав стран-бывших участниц Варшавского договора и, как это было в случае государств Балтики, бывших советских республик. Для восточно-европейских стран членство в НАТО стало страховкой против возрождающейся России;  их присутствие в блоке увеличило влияние Соединенных Штатов Америки, потому что они верили, что Америка, - иными словами, администрация Рейгана – обеспечит им, в первую очередь, свободу.

Новый альянс НАТО расширил сферу своей деятельности, осуществляя миссию в столь удаленных местах, как Афганистан, он обеспечил основу для модернизации государств, состоящих в блоке. Другое преимущество – продолжающееся присутствие США в Европе позволило снизить остроту дискуссий о необходимости более прочной и независимой оборонной мощи Европы.

Администрация Обамы проявила тревожную степень почтительного отношения к России по большинству вопросов, связанных с безопасностью, будь то противоракетная оборона, ядерные вооружения или иранская ядерная программа. Нажатие на «кнопку перезагрузки» в отношениях между США и Россией стало броским слоганом, который, однако, не имеет достаточного стратегического обоснования. У Вашингтона и Москвы мало общих интересов; предложения членства в блоке НАТО могут быть неверно расценены как способ усилить американские рычаги воздействия.

Декларация ноябрьского саммита НАТО, состоявшегося в Лиссабоне, показывает, что Россия до сих пор составляет проблему для этой организации. НАТО призвала Россию «отменить свое признание грузинских территорий Южной Осетии и Абхазии как независимых государств» и «уважать свои обязательства по отношению к Грузии» в соответствии с мирным соглашением 2008 года и договором, положившим конец войне в Южной Осетии.  НАТО обещает, как делает это уже на протяжении нескольких лет, что «Грузия станет членом НАТО», против чего Россия высказывает решительный протест. Введение Грузии в состав блока НАТО подтвердило бы цели альянса, обеспечив сдерживание будущей агрессии и восстановление стабильности.

Если бы Россия стала членом НАТО, это полностью выхолостило бы самую суть организации. Можно было бы ожидать, что Россия станет чинить препятствия везде, где только это возможно, интересам США, как это ныне происходит в Организации Объединенных Наций и в других межнациональных организациях. Основным интересом для России в составе НАТО стало бы установления контроля над блоком, его развал и вытеснение из его состава Соединенных Штатов Америки. Восточно-европейские страны-члены НАТО отнеслись бы к включению Москвы в состав блока как к предательству. А поскольку сотрудничество с Россией возможно и вне рамок НАТО, например, в предоставлении линий снабжения войск Международным силам содействия безопасности в Афганистане, польза от введения Москвы под крышу НАТО сводится к нулю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.