Как бы ни противился ортодоксальный ислам «тлетворному влиянию Запада», но мода на «Человека года» дошла и до мусульманского мира. Естественно, что фаворитом был премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который удостоился звания «Человек года 2010» по версии арабоязычного телеканала CNN. Как сообщает Today's Zaman, Эрдоган набрал 74% голосов.

Выбор турецкого премьера в этой номинации далеко не случаен: вся внешняя политика Турции последних нескольких лет направлена именно на то, чтобы стать посредником между арабским и тюркским миром. И надо признать, что в некоторой степени это удается. Звездный час для Эрдогана на этом пути настал в 2009 году в Давосе, когда он покинул форум, предварительно поскандалив с президентом Израиля Шимоном Пересом из-за операции «Литой свинец». Как все помнят, в Турции Эрдогана встретили как национального героя и сразу же началась антисемитская кампания.

Своим демаршем Эрдоган убил сразу двух зайцев: показал арабам, что симпатии Турции не на стороне давнего союзника – Израиля, а на стороне палестинцев и что Турция твердо стоит на защите ислама, а вернее пан-туранизма. А еще вернее – османизма, без всяких там приставок – «нео-».

Антиизраильская риторика Анкары, равно как и поддержка палестинцев и сектора Газы была, конечно, направлена не против Израиля, а в сторону арабов, чтобы заручиться их поддержкой в создании некоего ближневосточного аналога ЕС. Впрочем, разговоры об этом идут довольно давно – Большой Ближний Восток, являющийся детищем США, может быть все же реализован при помощи Эрдогана. Наверное, именно поэтому Вашингтон смотрит сквозь пальцы на антиизраильские и иногда антиамериканские демарши Анкары.

Можно сказать, что у Эрдогана две цели: вступление в ЕС и создание аналогичной структуры на Ближнем Востоке с вовлечением некоторых республик бывшего СССР. Очень может быть, что обе будут достигнуты, если партия Справедливости и развития (АКР) останется у власти после выборов 2011 года. В чем, кстати, сомневаются лишь немногие.

Наследие Кемаля Ататюрка, конечно, нужно сохранять, однако Турция, за исключением Стамбула и Анкары, в целом все же исламская страна. В центральной части страны все еще живут по шариату и вряд ли нынешнее положение изменится в ближайшем будущем. Бессмертные «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут» Редъярда Киплинга актуальны и сегодня. И сколько бы Анкара ни твердила миру, что является перекрестком цивилизаций, мостом между Западом и Востоком, все одно – исламская страна она и есть исламская страна.

Но, конечно, этими двумя целями для Турции ничего не заканчивается. Есть еще две огромные головные боли – курды и османская история. С курдами все, в принципе, понятно – им обещан независимый Курдистан и рано или поздно они его создадут на землях четырех стран: Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Что начнется потом в регионе – даже представлять не хочется, израильско-палестинский конфликт будет просто детской игрушкой в сравнении с «борьбой за независимость Курдистана».

Ну и последнее, самое болезненное, потому что изменить историю Османской империи никакой лидер современной Турции не в силах. Дело ведь не только в Геноциде армян, но и греков, ассирийцев, сирийских христиан. Если бы младотурки вырезали бы только армян, Турции было бы намного легче: один народ все же не два или три. И уж тем более отговорки типа «русской колонны» к грекам и всем остальным явно не подойдут. Именно это одна из главных причин столь упорного отрицания Геноцида армян.

Сможет Эрдоган в отпущенное ему время решить хотя бы часть этих проблем – значит, премию ему дали не зря. Хотя вряд ли сможет – османское мышление не позволит. Правда, при удачном стечении обстоятельств Эрдоган может приблизиться к тому, чтобы попытаться стать вторым Гамалем Абдером Насером. Единственное, что надо помнить и ему, и остальным тюркам: арабы их на дух не переносят и все разговоры об исламском братстве – всего лишь средство для достижения собственных целей, которые в большей части совершенно различны.