Сегодня исполняется ровно семь лет, как российский посол Алексей Мешков постоянно работает в Италии: он был свидетелем многих изменений и наблюдал, как год за годом укреплялись отношения между двумя странами, которые сначала можно было определить как хорошие, потом как отличные и, наконец, как особенные и даже, если процитировать слова из американских дипломатических депеш, ставших известными после публикаций Wikileaks, “слишком особенные».

- Посол Мешков, американские дипломаты в каблограммах, опубликованных  Wikileaks, критиковали слишком хорошие отношения между Россией и Италией, но потом посол Торн  в интервью, данном газете «La Stampa» сказал, что «он понимает» причины такой специальной дружбы. Что вы думаете о его оценке?

- Я не сужу мнения моих коллег, я знаю посла Торна, и у нас с ним хорошие отношения. Это правда, у нас особенная дружба с Италией, и она зародилась не вчера. Вот уже пятьсот лет, как у России связи с Италией. Я бы сказал, что начало этих отношений восходит к тем временам, когда многие нынешние государства еще не существовали.

Между прочим, наши отношения с Италией вносят положительный вклад в отношения с Евросоюзом, а также в трансатлантические отношения. Мы активно сотрудничаем в ООН, и во время саммита в Сочи мы подписали договор, который сделал возможным переброску материалов и итальянского военного персонала по железной дороге в Афганистан.

Пользуюсь случаем и выражаю мои соболезнования по поводу гибели итальянского военнослужащего. Борьба, которую ведет ваша страна в Афганистане, способствует  стабильности и миру во всем мире. Россия в эти годы всегда поддерживала эти международные усилия, у нас тесные связи с Афганистаном, мы многое делаем для установления стабильности в этой зоне.

- Поговорим об экономическом сотрудничестве в энергетическом секторе. Наша страна является специальным партнером, более специальным, чем другие страны?


- Италия — один из наших основных партнеров в экономическом секторе, а тем, кто подчеркивает слишком близкое сотрудничество в области энергетики, хочу напомнить, что речь идет о взаимодействии, которое восходит к эпохе Маттеи. Мы все живем в условиях свободного рынка, а в таких условиях каждый партнер должен быть реально и материально, а не только эмоционально заинтересован в успехе экономической кооперации.

Другой аспект, который часто недооценивается, заключается в том, что наши экономические системы дополняют друг друга. У нас есть «черное золото»- нефть, а у вас оливковое масло, которого нет у нас, и в этом ключе можно было бы привести много других примеров.

-Этот год будет годом культуры Италия-Россия, какие основные проекты будут запущены и какова политическая цель, которая их отличает?


- Реализация общих культурных проектов помогает развитию стран также и во время кризисов: стоимость организации какой-либо выставки очень дорога. Но если эта же выставка повторяется в двух или трех городах, то от этого выигрывают как посетители, так и организаторы.

Список культурных событий — очень насыщенный: это и концерты, и выставки и конференции в различных городах Италии: от Турина до Флоренции, от Палермо до Венеции. Открытие состоится в Риме, а в декабре год культуры завершится в Москве, куда приедет театр la Scala, это будет первый иностранный театр, который выступит на сцене отреставрированного Большого театра.

- Дружба между нашими лидерами очень крепкая. По-вашему, что общего имеют Путин и Берлускони в плане личных и политических ценностей?

- Прежде всего, хочу подчеркнуть, что в любых отношениях самое важное, чтобы они были хорошими, и это касается не только политических лидеров. Если мы хотим добиться прогресса в экономике, культуре или политике, согласие очень важно. Между Берлускони и Путиным хорошие отношения, но они хороши и между Берлускони и Медведевым, а также между нашими лидерами и президентом Наполитано.

Этот факт - тут я уже говорю с точки зрения бюрократа — всегда позитивный. Эта дружба, прежде всего, имеет прагматический результат. Вот вам пример: новая фаза в наших двусторонних отношениях началась в 1998 году, когда Россия выходила из кризиса, многие наши партнеры не верили в способность России к возрождению. Дальновидность итальянской администрации и президента Берлускони привела к тому, что многие  итальянские предприятия сделали инвестиции в Россию, и с этого момента Италия стала привилегированным партнером, потому что итальянцы были первыми.

Еще один важный фактор заключается в том, что взаимное доверие привело к укреплению долгосрочного доверия, поэтому наши отношения не связаны с политической окраской правительства и с международными передрягами. В эти десять лет, а семь из них я был их прямым участником, все начатые проекты продолжались при любых правительствах.

В период кризиса ни один большой экономический проект не был отменен, мы испытывали затруднения, мы пережидали, но ни разу не отступили. Я думаю сейчас о совместном предприятии между итальянской компанией Fiat и российской компанией Sollers, которые в феврале 2010 года объявили о производстве автомобилей в России: произойдет взаимообмен технологий и капиталов с целью производить к 2016 году 500 тысяч машин.

- Насколько важно партнерство между Италией и Россией для сотрудничества между Россией и НАТО в области противоракетной обороны?


- Этот год станет решающим для партнерства между Россией и НАТО  в области противоракетной обороны. Если нам удастся достичь совместного соглашения, то дорога к европейской безопасности будет широкой и ровной. Италия была в числе стран, которые первыми предложили укрепить отношения между Россией и НАТО, — достаточно вспомнить дух, который царил в Пратика ди Маре, - но прошлый год стал очень важным  также и для отношений с Соединенными Штатами. Я имею в виду договор СНВ 3, а также ввод в действие важного соглашения по мирному использованию атомной энергии.

Кроме того, была создана президентская комиссия. Это российско-американский орган, состоящий из 18 подкомиссий, у каждой из которой своя задача. Конечно, не всегда наши идеи совпадают, посмотрим, как будет развиваться проект противоракетной обороны, но дух «перезагрузки» по желанию Обамы дал позитивный толчок, плоды которого мы увидим в долгосрочной перспективе.

- В конце американо-китайской встречи президент Ху Цзиньтао заявил, что эра долларового обмена уходит в прошлое. Как вы представляете себе мир, в котором товарообмен будет осуществляться не в долларах, а, например, в юанях?

- Как вы знаете, мы хотим превратить рубль в региональную валюту, и несмотря на кризис преследуем цель стать мировым финансовым центром. Разумеется, мы не имеем намерения заменить доллар или юань рублем, но последний кризис показал, что не нужно хранить все яйца в одной корзинке.

Именно поэтому мы храним свои резервы не только в долларах, но и в евро. У нас есть договор с китайцами об использовании наших национальных валют.. В некотором смысле мы используем рубль и юань как обменную валюту. Самое важное — это создать новую экономическую систему, которая будет стабильной и поможет развитию всех стран не только в промышленном плане, но и в социально-экономическом.

- Вы не видите со стороны Китая угрозы в экономическом и территориальном плане?

- Для нас Китай является стратегическим партнером, с ним мы имеем добрососедские отношения особенно после того, как мы подписали договор, который разрешил все проблемы, связанные с проведением границ, а речь идет о 4500 км. Я лично не верю в территориальную экспансию Китая. Несомненно, экономически Китай будет продолжать быстро расти, что для нас является примером для подражания, но в последние 6-7 тысяч лет он имел одни и те же границы, мы не должны бояться, что они отойдут в прошлое.

- Иногда призрак холодной войны вновь возникает в виде противоречий в менталитете. По-вашему, этот аспект еще долго будет влиять на ваши отношения с США?

- Хочу подчеркнуть две вещи. Прежде всего, мы должны хорошо помнить историю, так как без знания истории мы блуждаем  в потемках. Есть те, кто помнят о холодной войне между СССР и США, другие помнят, что Россия поддержала Соединенные Штаты в борьбе за независимость, третьи, что во Второй мировой войне россияне и американцы сражались бок о бок. Нужно научиться извлекать позитивные уроки из истории и избегать воспроизведения негативных эпизодов.

Потом есть еще один фактор: некоторые люди и группы людей не понимают, с какой скоростью развивается современный мир. Конечно, когда живешь в стране, в которой ничего не случилось за последние сто лет, и сын продает тот же хлеб, который продавал его отец, трудно представить, что есть страны, в которых меньше чем за двадцать лет все резко переменилось и продолжает меняться на наших глазах.

Нужно смотреть вперед, только так мы сможем преодолеть стереотипы. Некоторые аналитики говорят, что девяностые годы  были потерянным временем для международного сообщества, но может быть, это был неизбежный переходный период. Сейчас начался отсчет второго десятилетия нового века, оставим в стороне призраки, будем искать новые пути сотрудничества и новые формы общения в общих интересах.

- Вас часто критикуют за те условия, в которые поставлены ваши журналисты, а также за упорное нарушение прав человека. Каковы корни этих проблем?

- Ситуация начинает меняться, в последний год были приняты законы, которые ужесточают наказание для тех, кто нападает на журналистов. Журналисты фактически приравнены  к сотрудникам милиции. В эпоху Интернета никто не в состоянии контролировать печать, в каждом доме есть Интернет, журналистское послание всегда доходит до читателя. Российское правительство отдает себе в этом отчет.

Демократия — это процесс, и тот, кто считает себя чемпионом в области осуществленной демократии, подает опасный сигнал. Мы прекрасно знаем о наших недостатках, но есть не только желание, но и политическая воля сделать конкретные шаги в направлени дальнейшего развития демократии.

- Случай с ЮКОСом стал объектом суровой критики не только в связи с правами осужденного Ходорковского, но эта критика затронула и область экономических интересов. Так, английское общественное мнение использовало этот случай, чтобы опротестовать природу соглашения между Bp и Роснефтью. Что вы на это скажете?


- Поговорим о демократии также и в этом случае. Один из признаков демократии — разделение властей. Процесс продолжается, у меня нет полномочий, чтобы давать свою оценку. Адвокаты представили апелляцию, нужно подождать, чем закончится дело, прежде чем высказываться. Во время финансового кризиса, сколько важных американских предпринимателей оказалось под судом, причем некоторые понесли суровые наказания? Линия нашего правительства ясна: не вмешиваться в судебные вопросы и избегать оказания давления на суд».

- Что делает Россия для уменьшения своей зависимости от продажи нефти и для диверсификации своей экономики?

- За два года до начала кризиса президент Медведев запустил проект модернизации, нацеленный на долгосрочное развитие различных экономических секторов. Кризис продемонстрировал с большой силой, что новые технологии — вещь фундаментальная. Наш проект амбициозен, он не ограничивается развитием двух секторов и двух-трех железных дорог.

Мы возлагаем большие надежды на этот проект, мы открыты к сотрудничеству с нашими партнерами по всему миру. Конечно, никто не может разрешить все свои проблемы за один день, но без модернизации нет продвижения вперед.