Вот уже несколько дней в Норвегии только и разговоров что о Мадине Саламовой, российской гражданке, которая прожила без официального разрешения в этой скандинавской стране почти девять лет и сейчас может быть депортирована на родину. Ее случай похож на другие подобные, но при этом имеет и свои отличия.

О Саламовой, более известной под своим литературным псевдонимом Мария Амели, заговорили в 2010 году, после выхода в свет ее книги "Незаконный норвежец". Это своего рода журналистское расследование, в котором она рассказывает о своей жизни в качестве нелегального иммигранта. Произведение пользовалось таким успехом, что за непродолжительное время Саламова, которой только исполнилось 25 лет, стала знаменитостью, а журнал NyTid (Новые времена) даже провозгласил ее «Норвежкой года».

Тем не менее, все возрастающая популярность Амели в конце концов привлекла к себе внимание властей, которые на прошлой неделе задержали ее за нарушение иммиграционного законодательства и сообщили о том, что писательница будет выслана из страны в течение двух недель.

Проведя несколько дней под арестом, Амели была освобождена в понедельник по решению Верховного Суда. Представители закона посчитали, что, поскольку речь идет об известной в обществе фигуре, нет риска того, что она предпримет попытку скрыться.

И все же решение о депортации продолжает оставаться в силе, в связи с чем сотни норвежцев, в том числе епископ Осло Оле Кристиан Кварме (Ole Christian Kvarme) снова собрались в этот день на улицах столицы, чтобы  просить власти об отмене решения о депортации. Это лишь одна из многих демонстраций, прошедших за прошедшую неделю в различных городах. Их участники выражали свою солидарность с Амели и всеми остальными иммигрантами, которым было отказано в виде на жительство или гражданстве.

Мария Амели родилась в Северной Осетии, и в 2000 году вместе с родителями перебралась в Финляндию. Их просьба о предоставлении политического убежища была отклонена, и они решили попытать счастья в Норвегии, власти которой по прошествии двух лет также отклонили их просьбу.

Ее отец, по данным журналистов, был крупным бизнесменом, владевшим рядом предприятий во Владикавказе. В 2000 году семья Саламовых, где пыталась получить политическое убежище, однако не преуспела и переехала в соседнюю Норвегию, где и пребывает до сих пор в статусе нелегальных иммигрантов. Однако несмотря на это, семья решила остаться в стране на положении нелегальных иммигрантов. Как ни странно, это обстоятельство не помешало Мадине жить нормальной жизнью, окончить среднюю школу и Технологический университет, где она изучала антропологию.

Сейчас, после того как была отклонена ее последняя просьба о предоставлении убежища, Мария Амели высказывает опасения за свою жизнь. «У меня нет каких-либо связей с Россией и, по сути дела, я говорю по-норвежски лучше, чем по-русски», заявила она. Несмотря на то, что ее случай вызвал широкий общественный резонанс, левоцентристское правительство твердо стоит на своем. «Если мы нарушим правила ради одного человека, то завтра получим от беженцев тысячи необоснованных заявок на предоставление убежища», заявил премьер-министр Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg). В ожидании того, что адвокаты добьются отсрочки или даже отмены решения о высылке, Мария Амели проживает в доме своего молодого человека норвежца Эйвина Трэдала (Eivin Trædal) и каждый день должна являться в полицейский участок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.