Уже несколько лет, при поддержке правительства Российской Федерации, московский патриархат утверждает свое присутствие в Западной Европе; это вызывает вопросы в православных кругах Франции.

Во Франции чувствуется веяние российских ветров. И не только из-за суровой зимы, разгулявшейся в последние недели в наших краях. Если страна Толстого никогда не была настолько близка к нам, как в последнее время, так это потому, что в последние годы распространяет РПЦ свое влияние в Европе, особенно в Италии, Испании и Франции.

На прошлой неделе муниципальный совет города Страсбурга на заседании 17 января объявил о сооружении здания новой православной церкви, на что выделяет деньги городской культурно-религиозный центр. Этот масштабный проект стоимостью, по оценкам, примерно десять миллионов евро будет осуществлен на участке площадью полгектара - недалеко от здания Европейского парламента.

Стратегическое расположение для проекта, имеющего важное духовное и культурное значение… Невольно вспоминается парижский проект сооружения православного собора в двух шагах от Эйфелевой башни – на  месте, где прежде располагалось здание французской метеорологической службы. Работы по сооружению будущего православного центра на участке, приобретенном Российской Федерацией за 70 миллионов евро на берегах Сены, могут начаться уже в январе 2012 года.
И событие совершенно другого ряда - чуть более года назад в Эпине-су-Сенар (Эссонн), при поддержке католической церкви, начала работу русская православная семинария.

Тенденцию к оживлению традиции разделяют не все православные

Двадцать лет спустя после крушения СССР духовное возрождение русского православия постепенно начало распространяться на Запад; и не всегда ясно, кто именно стоит за этой инициативой – РПЦ или российское государство.

Между тем во Франции эту тенденцию разделяют не все православные, относящиеся к русской традиции. Некоторые, давно уже офранцузившиеся, утверждают даже, что порой чувствуют себя «в осаде», усматривая в подобных инициативах агрессивное распространение влияния и с неодобрением относятся к европейским амбициям Московского патриархата. Истоки этой напряженности лежат в бурной истории ХХ века.

С 1930-х годов ХХ века во Франции существовали три русские православные юрисдикции, а ныне существуют две противоборствующие церковные концепции: Московский патриархат, уважая исторические причины этого, ныне изжившего себя, разделения, хотел бы объединить под общим знаменем всех православных верующих Европы, относящихся к русской традиции.

Однако этот проект наталкивается на настороженное отношение многих российских эмигрантов в третьем или даже четвертом поколении, укоренившихся во Франции, превосходно ассимилировавшихся, и, строго говоря, уже не являющихся, собственно, «русскими». Их епископ – отец Габриэль, бельгийский новообращенный, даже не говорит по-русски. «Чего бы мы хотели, так это чтоб нас признали как местную традицию, как церковь в процессе формирования, - подчеркивает Мишель Сологуб (Michel Sollogoub), секретарь русского архиепископства под юрисдикцией Константинополя. - Но пока Москва, похоже, не готова с этим смириться».

Назначение отца Сиротенко воспринято как знак примирения


Для этого мирянина целью является не столько слияние русских юрисдикций, сколько благоприятствование формированию православного культа «по-французски»: «Конечно, мы относимся к русской традиции, но ведь мы живем во Франции. Наша связь с французской почвой сопряжена с культурными традициями на уровне рефлексов, с особым типом поведения; кроме того, здесь православный культ стал результатом нового открытия православной веры в ее первозданной традиции. Между тем, «матери-церкви» рассматривают нас как диаспору. Да, мы отстаиваем наше право на русское наследие, но нас стесняет идея реинтеграции на основании национального принципа».

В 2003 году тогдашний патриарх Алексей II дошел до того, что призвал все православные юрисдикции в русле русское традиции объединиться в автономную метрополию Московского патриархата. Предложение, которое прозвучало тогда, когда только что умер архиепископ российских приходов в Западной Европе отец Сергий.

Тогда прихожане этого архиепископства были глубоко потрясены таким заявлением. Сегодня возмущение улеглось. Для Кароль Саба (Carol Saba), официального представителя Ассамблеи православных епископов Франции, целью отныне является «формирование местной церкви с соблюдением уважения к различным епархиям и традициям» на основе различных французских православных юрисдикций. Безусловно, сюда войдет русская традиция – но также греческая, антиохийская, сербская, румынская. Собрание православных епископов Франции (AEOF), основанное в 1997 году, уже давно занимается реализацией этой идеи.

В этом контексте недавнее назначение 36-летнего отца Нестора Сиротенко главой Херсонесской епархии было воспринято некоторыми как знак примирения в тесном мире французского православия. Епископ, получивший образование в Париже, прекрасно ориентируется в западноевропейской действительности и открыт к диалогу. Тем более, что, добавляет Кароль Сага, нынешний контекст сотрудничества между Москвой и Константинополем благоприятен для снятия напряженности среди французов».

Щекотливый вопрос о соборе в Ницце

 Остается  деликатный вопрос о соборе в Ницце, на который предъявляет свои права Российская Федерация. В настоящее время процедура передачи собора находится в процессе осуществления. Культурная ассоциация Ниццы под юрисдикцией русского архиепископства в Западной Европе считает себя владельцем зданий, которые она занимает с 1923 года. На что Российская Федерация возражает, что в данном случае речь идет о собственности России, а не о личной собственности царя (l января 2010 года).

Конфликт пока не улажен. Для иеромонаха Александра Синякова, секретаря Херсонесской епархии, эта ссора тем более огорчительна, что в данном случае протестует «российское государство, а не Московский патриархат». «С нашей епархией никто не советовался», - счел нужным отметить он, сказав, что «удручен» этой полемикой.

«Мы понимаем волнение, вызванное событиями в Ницце, проектом строительства собора в Париже, объявление о котором нас тоже удивило … Однако я не думаю, что мы тут имеем дело с экспансионистской политикой со стороны России – скорее это желание символически укрепить франко-русскую дружбу», - отмечает он.

Озабоченный возобновлением диалога отец Синяков добавляет: «Мы понимаем это желание местного православия. Впрочем, речь идет о будущем французского православия. Но пока все это представляется не вполне зрелым».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.